Край невыученных уроков: по каким причинам в Кузбассе происходят аварии на шахтах

Они забирают сотни жизней и за десятилетия практически не изменились.

25 ноября 2021 года стал очередным чёрным днём в истории Кузбасса. В шахте «Листвяжная» Беловского района произошёл взрыв метана, унёсший жизни 46 шахтёров и шестерых спасателей. Руководство предприятия уже задержали: Следственный комитет Кузбасса установил, что директор, первый заместитель и начальник участка шахты допустили нарушения требований промышленной безопасности опасных производственных объектов.

Сибдепо, погрузившись в историю, выяснил, что было причиной трагедий с человеческими жертвами на шахтах Кузбасса и извлекаются ли из опыта прошлого хоть какие-то уроки.

Шахта им. Тихова. 2019 и 2021 годы. 

За 2021 год в шахте имени Тихова произошло сразу два инцидента со смертями рабочих. В ночь с 21 на 22 января в шахте, по данным МЧС, произошёл выброс метана. В момент аварии в забое находилось 44 человека, троим из которых не суждено было выжить. Всего через две недели, в феврале, в той же шахте погиб молодой рабочий: его затянуло в конвейер. При этом ещё 27 января суд принял решение приостановить работу предприятия на 90 суток.

«В ходе проверочных мероприятий были выявлены нарушения обязательных требований промышленной безопасности: не соблюдение комплекса мер по предотвращению внезапных выбросов угля (породы и газа) в части бурения разгрузочных скважин, необходимых для безопасного проведения горной выработки; превышение допустимой концентрации газа метана в забое конвейерного штрека №23-1-6; нахождение горной выработки в пылевзрывоопасном состоянии; взрыволокализующий водяной заслон подготовительного забоя конвейерного штрека №23-1-6 не был обеспечен расчетным количеством воды», — сообщал тогда результаты проверки Ростехнадзор.

Примечательно, что ровно за год до этих случаев, в 2019-м, на шахте также произошёл выброс метана. Тогда погиб один горняк.

В начале 2020 года в Кузбассе обсудили состояние промышленной безопасности на угледобывающих и горнорудных предприятиях России. Основными причинами аварий Минэнерго, Ростехнадзор и спасатели назвали слабую производственную и исполнительную дисциплину, несоблюдение требований нормативно-правовых актов и низкий контроль со стороны инженерно-технических работников.

Шахта Осинниковская и шахта №7, 2013 год

В аварии на Осинниковской погибли четыре горняка. Тогда причиной стал не взрыв метана, а внезапное затопление участка шахты.

«В ходе работ произошло разрушение 10-метрового целика, в результате чего вода объемом примерно 34 тыс. куб. метров, скопившаяся в ранее пройденной вышележащей выработке, прорвалась в действующие горные выработки»,-  сообщал тогда СК Кузбасса.

В начале 2013 года три подряд аварии произошли на шахте №7. Седьмого января горняк попал под завал в вентиляционном штреке и погиб. Всего через три недели из-за задымления на этом же предприятии погибли 8 человек, после чего смертельный участок шахты затопили. Впрочем, это не спасло от третьей трагедии: снова обрушение породы, что погребла под собой молодого рабочего.

На фоне такого количества аварий Сибирское управление Ростехнадзора в том же году попыталось изменить ситуацию путём создания судебного прецедента: после выявления систематических нарушений закрывать угольные предприятия.

«На Западе известны случаи, когда горнодобывающий бизнес был прекращен в связи с тем, что руководители не могли выполнить требования безопасности. В Кемеровской области тоже есть такой пример — работа шахты «Ульяновская» была прекращена в 2007 году. Но это произошло только после аварии и гибели 110 человек. Настало время создать прецедент потери бизнеса собственником не из-за допущенной аварии, а из-за систематических грубейших нарушений», — рассказал тогда глава Сибирского управления Ростехнадзора Евгений Резников.

К сожалению, не получилось. Комментируя произошедшее 25 ноября на «Листвяжной», представитель Ростехнадзора Андрей Виль сообщил, что в 2021 году было проведено 127 проверок. За текущий год на шахте выявили 914 нарушений, из-за чего работы были приостановлены девять раз, однако о закрытии шахты речи пока не идёт.

Шахта Листвяжная, 2004 год

И ведь произошедшее в нынешнем ноябре — даже не первая крупная авария на Листвяжной. В октябре 2004 года там произошёл взрыв метановоздушной смеси. Спусковым крючком стало искрение контакторов внутри магнитной станции проходческого комбайна. Тогда погибли 13 человек.

Шахта Ульяновская, 2007 год 

Авария на шахте с самым большим количеством смертей в современной истории Кузбасса. Погибли 110 человек.

«В совершении преступления обвиняются инженер участка вентиляции и техники безопасности, диспетчер филиала «Шахта «Ульяновская» ОАО «Объединенная угольная компания « Южкузбасс-уголь». Следствием установлено, что обвиняемые, владея информацией о превышении допустимой концентрации метана в струе воздуха исходящей из монтажной камеры, и, установив факт вмешательства в работу автоматической стационарной аппаратуры контроля содержания метана, не приняли мер по устранению опасной производственной ситуации, не остановили горные работы, не вывели людей в безопасное место», — сообщали тогда Сибдепо представители следственного комитета Кузбасса.

В результате произошло несколько взрывов метано-воздушной смеси и угольной пыли. На скамью подсудимых попали 9 человек. Процесс тянулся 8 лет.

«Директор предприятия Андрей Функ получил 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима, начальник смены Юрий Пиминов – 4 года 9 месяцев, механик участка Геннадий Краськов — 5 лет, бригадир Олегу Козявин — 3 года 9 месяцев, электрослесари Денис Бут и Олег Собакин –по 2 года 9 месяцев лишения свободы в колонии общего режима», — писал Сибдепо в 2015 году.

Бывшего директора «Ульяновской» Андрея Функа в 2017 году помиловал президент России. Спустя три года он погиб от удара электротоком во время работы на собственном дачном участке.

Шахта Распадская, 2010 год

Одна из самых известных техногенных катастроф России. В мае 2010 года там произошли два взрыва метана. Количество жертв росло день ото дня: 12, 23, 60… В итоге счётчик жертв замер на отметке «91». Тела пропавших без вести при аварии искали вплоть до конца 2011 года.

Под суд пошли 8 человек, причём с окончательным составом обвиняемых определились лишь к 2016 году.

«В ходе расследования к уголовной ответственности привлечены 8 человек. Технический директор ЗАО «Распадская угольная компания» Анатолий Рыжов, директор ОАО «Распадская» — заместитель генерального директора ЗАО «Распадская угольная компания» Игорь Волков, главный инженер ОАО «Распадская» Андрей Дружинин, командир Новокузнецкого отдельного военизированного горноспасательного отряда Александр Апальков и еще трое сотрудников шахты. За халатность судили за халатность будут судить госинспектора Междуреченского территориального отдела горного надзора управления по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора по Кемеровской области Фёдора Веремеенко», — сообщала Генеральная прокуратура РФ.

С течением времени количество подсудимых постепенно сократилось сперва до семи, затем до четырёх, а к 2020 году в обвиняемых остался лишь Анатолий Рыжов. В апреле прошлого года от уголовной ответственности освободили и его в связи с истечением срока давности.

Вывод

Очевидно, что проблемы с безопасностью на шахтах Кузбасса были и есть. Понимает это и Прокуратура Кузбасса — после аварии на «Листвяжной» угольные предприятия срочно проверяют -, и жители, которые попросили  проверить разрез «Инской». Своё мнение высказал также представитель профсоюза работников угольной промышленности.

«Взрывоопасной ситуацией считается концентрация метана выше 2%, а из разговора шахтеров мы слышим про 7%. Если это действительно было так, и начальство, зная об этом, заставляло людей работать — это преступление, — отметил первый зампред Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Рубен Бадалов, подчеркнув, что наиболее взрывоопасная концентрация метана — от 6 до 9%

Текст: Алексей Семёнов.
Фото: pixabay.com, Сибдепо
Поделиться в VK
Поделиться OK
Отправить в телеграм
Отправить в WhatsApp