Мистический Кемерово: утопленники, призраки и бессмертные маньяки

Призраки ютятся в супермаркетах, утопленники шугают зевак, русалку можно «снять» в центре города, а местный онанист — бессмертный. Что поделать? В век смартфонов и всеобщей урбанизации нечисти приходится обживаться и приспосабливаться к городским условиям. О том, насколько удачно прошёл «переезд» и какие городские легенды прочно обосновались в Кемерове, Сибдепо рассказала учёный-фольклорист, доцент кафедры журналистики и русской литературы Анна Калашникова.

Озеро, крест и торговый центр

Как рассказала Анна Калашникова, самыми известными, пожалуй, кемеровскими городскими легендами, которые в разных вариациях и с разными подробностями пересказывали фольклористам жители города, можно считать «историю» креста на горе над Томью, рассказы об ужасах глубин Красного озера и торговом центре, который неминуемо рухнет. Происхождение у этих легенд разное, и где-то даже основано на реальных событиях, но со временем обросло уже потрясающе фантастическими подробностями.

Как отметила Калашникова, в принципе, любое появление крестов в черте города всегда становится источником для легенд. А кемеровский крест в Сосновом бору красуется ещё с середины 90-х годов, так что успел, в прямом смысле слова, обрасти легендой. Это история о влюблённом, или даже двух влюблённых, которые совершили суицид на этом месте (представители РПЦ поглядывают на вас с недоумением). И, по этой легенде, иногда на перекладинах креста, особенно в лунную ночь, можно видеть тень висящего человека или даже две тени (недоумение представителей РПЦ переходит в праведный гнев).

По словам фольклориста, в принципе в народной традиции появление где-либо крестов обязательно становится связано с трагическими событиями. И эта ассоциация довольно простая – кресты ставят на могилах, на местах смертельных ДТП. О том, что крест на горе в Кемерове поставили из лучших побуждений, для того, чтобы он «охранял» город, сейчас, пожалуй, никто и не вспомнит. К тому же вскоре «охранные» функции, возможно, возьмёт на себя статуя Святой Варвары, а крест так и останется в народном воображении зловещим символом несчастной любви (представители РПЦ устало махнули рукой).

Другое гибельное и опасное место в Кемерове – Красное озеро, фантастические сведения о котором регулярно стекаются к фольклористам из разных источников. Некоторые из них даже приближены к реальности: якобы у озера двойное дно, и купаясь там каждое лето, кемеровчане вполне серьёзно рискуют жизнью, и именно из-за этой особенности в каждый купальный сезон там тонут по нескольку человек.

Но есть и более мистические истории о главном кемеровском пляже: якобы, таинственное двойное дно в озере – это не просто геологические особенности, а самый настоящий проход в другой мир.

«Есть рассказы, когда информанты сообщают, что в то время, пока они плавали в Красном озере, то видели какой-то свет со дна, пугались, и возвращались обратно. А все утонувшие на Красном озере и впоследствии ненайденные люди на самом деле живы, просто попали в другое измерение и вынуждены жить там», — рассказала Анна Калашникова.

И, совсем уж страшные легенды, связанные с Красным озером, составят конкуренцию американским хоррорам: якобы по ночам утопленники выходят из Красного озера, охотятся на живых людей, имевших неосторожность задержаться допоздна, и утаскивают их в воду. Получается, ряды кемеровчан редеют именно из-за зловещих плавунов, а поллитра, принятые перед ночным купанием, тут вовсе даже не при чём.

Ещё одна городская легенда Кемерова связана с торговым центром «Лапландия», который, по предсказанию, должен непременно рухнуть. На самом деле истоки этой истории – в новостях о посещении Кемерова Мохсеном Норузи, одним из участников «Битвы экстрасенсов», который, проезжая мимо ТЦ, рассказал, что там произойдёт обрушение во время большого праздника при скоплении огромного количества людей. Сейчас эту историю с разными вариациями передают друг другу как городскую легенду, сообщила Анна Калашникова.

О кемеровской легенде, кстати, после трагедии в «Зимней вишне» в марте прошлого года вдруг вспомнили некоторые СМИ: мол, всё получилось так, как и предсказывал ясновидящий. Правда, о том, что участник околомистического шоу указывал на совсем другой ТЦ, журналисты почему-то предпочли умолчать.

Призраки-покупатели и дорожные хранители

Как и любую приличную столицу, пусть в региональную, Кемерово не обошли своим вниманием и призраки. Но, так как старинных зданий в городе практически нет, неупокоенные души вынуждены ютиться в вопиюще неподходящих для уважающей себя нежити местах.

По словам Анны Калашниковой, в списке городских «страшилок» есть дома с привидениями и полтергейстами, причём рассерженные духи спокойно появляются в обычных кемеровских хрущёвках и буянят там.

Ещё одного призрака, по рассказам кемеровчан, камеры видеонаблюдения зафиксировали на кассе «Поляны» — бывший покупатель по привычке парил над кассой. В «Континенте», якобы, по словам охранников и припозднившихся посетителей, видели призрак женщины, а иногда и ребёнка, причём оба приведения имеют привычку свободно выходить из стен и тупиков и заходить обратно.

Ещё один дух, по рассказам кемеровчан, обитает в Кировском районе города, на опасной дорожной развязке. Как отметила Анна Калашникова прямых рассказов очевидцев не существует в принципе, но знакомые знакомых чьих-то знакомых то и дело видят на дороге бледный образ женщины (иногда она перевоплощается в старика), вскидывающей руку в умоляющей жесте. Говорят, что таким образом неупокоенная душа пытается уберечь от аварии водителей-лихачей. Самое интересное, что точно такой же призрак, по словам местных жителей, обитает на опасном повороте в Верхотомское. И всё с той же благородной миссией. Его корреспонденты Сидепо даже пытались найти, с известным результатом. Впрочем, как знать, может быть одному и тому же дорожному привидению удаётся контролировать ситуацию сразу на двух участках?

В списке собранных кемеровскими фольклористами городских легенд есть и истории о том, что на месте одного из корпусов КемГУ раньше была психиатрическая больница, и до сих пор в стенах этого корпуса слышатся иногда странные звуки и стуки. При этом никто особо не пугается этих стуков.

И, наконец, самый озорной и проказливый призрак давно и прочно поселился в стенах общаг КемГУ на Васильева — в качестве юмористического персонажа обитает «чёрный студент», который появляется иногда в коридорах общаг. И именно он всецело ответственен за сгоревший ужин на плите, засорившийся унитаз в туалете и внезапно исчезнувшие из холодильника сосиски.

«Нужно понимать, что весь студенческий фольклор – это, по большей, части, шутки и каламбуры. Легенду про каменный уголь, который однажды выронил из рук Михайло Волков, наверняка, слышали все студенты «политеха». Халяву на сессию тоже зовут тоже почти в шутку, в других городах по случаю выпуска совершают вандальные нападения на памятники. Так что чёрный студент – это тоже практически шутка», — рассказала Анна Калашникова.

Переехавшие

Кто в Кемерове не встречал летом нарядных женихов, которые героически несут на руках через мосты, чертыхаясь и путаясь в белых юбках, своих невест? На самом деле, по словам Анны Калашниковой, кемеровская свадебная традиция объезда семи мостов тянется на много веков назад.

Раньше в деревнях молодожёнам нужно было проехать мост через реку по пути на венчание, и со временем, когда жители деревни переехали в города, эта деревенская традиция трансформировалась в городскую – нужно по время свадебной прогулки объехать семь мостов в городе, и тогда жизнь молодожёнов будет безоблачной.

«Это «рудимент» традиции организации свадебного поезда – нескольких упряжек, которые выезжали в деревнях из дома жениха, ехали за невестой и, после венчания, возвращались обратно в дом жениха, которую в современных реалиях удалось удачно совместить с передвижной свадебной фотосессией», — объясняет фольклорист.

Ещё один пример таких урбанизированных фольклорных традиций – это кемеровские городские русалки. В сельской местности русалки – дело обычное, они живут по берегам рек и историй, когда они показываются жителям деревни, в основном – мужчинам, множество. Изредка они алчут человеческой крови, порой – плотских утех, в зависимости от настроения местных рассказчиков. Но чаще всего просто показываются людям и мирно исчезают. Вот и на набережной в Кемерове, если верить легендам, живёт русалка. Нет не та самая, бронзовая, которая охраняет набережную вот уже несколько десятков лет, а самая настоящая.

По словам Анна Калашниковой, русалка регулярно появляется на кемеровской набережной, в самом центре города. Нечисть знакомится с мужчинами и под разными предлогами заманивает их в воду и топит. При этом выглядит русалка как очень красивая девушка в светлой одежде, ни хвоста, ни перепонок у неё нет, и только самые осторожные смогут отличить подлую нечисть от легкомысленной студентки. В любом случае, как бы ни нравилась кемеровчанам мужского пола их новая знакомая, на уговоры поддаваться всё же не стоит, и ближе к реке не спускаться – утех под луной не предвидится.

Плохой район

Необычные люди, странные обычаи, даже громкие криминальные истории неизменно оставляют свой фольклорный след и становятся городскими легендами, рассказывает Анна Калашникова. И даже сам город в подсознании его жителей неизбежно оказывается поделён согласно этим представлениям.

«Согласно фольклорным принципам, любое поселение чётко делится на два пространства, одно из которых является позитивным – с ним связаны в основном добрые переживания и наиболее историчные городские легенды, а второе — негативным. Обычно такое деление довольно простое – это право-лево, где всё, что связано с правой стороной – хорошее и доброе, культурное, а на левой стороне царит зло и хаос. В Кемерове получилось немного наоборот. Именно левый берег, то есть Центральный и Ленинский район города, считаются хорошими, а вот с правым берегом, особенно с Кировским районом, у кемеровчан связано множество плохих ассоциаций», — рассказала Калашникова.

В подсознании жителей Кемерова Кировский район воспринимается горожанами как пространство антигородское: там бродят не очень культурные люди, происходят хаотические события. Историй о «плохом» Кировском у фольклористов много и большинство связано с переживанием негативного опыта. Недавно ещё одной эмоцией после посещения Кировского, кстати, поделился губернатор Сергей Цивилев – глава области ужаснулся тому коммунальному кошмару, что там творится.

По словам фольклориста, большинство историй о Кировском – это обычный пересказ криминальных будней. Но среди кемеровских «быличек» о «плохом» районе есть и по-настоящему жуткий рассказ.

«Существует городская история о том, как в морге при больнице в Кировском районе, где проходили практики студенты-медики, часть студентов стала глумиться над телами умерших. Они отрубали головы трупам, а из их черепов делали вазы и пепельницы», — рассказала Анна Калашникова.

Городские сумасшедшие и бессмертные маньяки

Городские сумасшедшие и просто чудаки – это бесконечный источник весёлых историй, слухов и новостей для жителей любого города. В Кемерове такие личности тоже есть – чего только стоит морозоустойчивый Кола-мэн, возникающий посреди зимы в разных районах города. О кочующем по кемеровским маршруткам голосистом музыканте Игоре «Горыне» Николаеве, тоже наверняка многие слышали (а некоторые даже вознаграждали труд трубадура). Да и дедушка Леонид Коновалов, который то выглядит как бомж, то ходит в смокинге и отсылает свои фильмы на Каннский фестиваль – тоже довольно известная личность. Собственной, ничуть не меньшей известностью обладала и причёска эпатажного кемеровчанина.

Правда, пока никто из этих кемеровчан не стал персонажем городских легенд, но это, как говорится – дело времени. А вот о парочке других странных жителей города местным фольклористам слышать истории доводилось.

«Говорят, что на набережной в Кемерове был странный дом, где раньше возле дома было много разных странных скульптур. И в этом доме раньше жил сумасшедший скульптор, который держал дома обученных для охоты на людей волков. Зверей художник выпускал только ночью и они охотились на кемеровчан. Часть «добычи» приносили хозяину, который вкладывал останки жертв в новые скульптуры и выставлял возле дома. Сколько было жертв – столько скульптур. С «волчьей» темой связана другая история – якобы очень странный владелец одного из кемеровских заведений буквально поклоняется волкам и мечтает создать свою стаю», — рассказала Анна Калашникова.

Правда, городские сумасшедшие бывают не только забавные, таинственные или интересные, но ещё и откровенно опасные. Как рассказала Анна Калашникова, в фольклорном пространстве Кемерова одним из опасных мест считается Комсомольский парк как раз-таки из-за маньяка-онаниста, обитающего там, согласно городским легендам. Историй о том, как бредущая тёмной осенней/весенней ночью одинокая горожанка встречает на своём пути незнакомца, внезапно распахивающего плащ, существует несколько. Судя по всему, реальные случаи эксгибиционизма породили фольклорный образ бессмертного маньяка.

Ноу-хау

Кстати, фольклор реагирует не только на криминал, но и на «социалку». Помните, в детстве нам читали сказки о детях, которым строго-настрого запрещали ходить в лес, а после нарушения запрета всё портилось и вообще, нарушителей ждало множество страшных приключений. Точно такие же страшилки-советы, как рассказала Анна Калашникова, бытуют и в городе. Только, за неимением под боком леса, детям приходится бояться уже современных, городских, угроз.

Одной из таких угроз стало распространение ВИЧ. Городские легенды о заражении ВИЧ/СПИД стали появляться в Кемерове в 90-х-2000-х годах. В разных вариациях, но — по одному сценарию.

«Есть история о том, что раньше, когда в Кемерове ещё был клуб под названием «Метро», в начале 2000-х, одна девушка там танцевала в толпе людей, никого не трогала. Потом почувствовала резкий укол, увидела иглу у себя в теле, к которой была прикреплена записка «Поздравляем, у тебя СПИД». Девушка заболела и умерла», — рассказала Анна Калашникова.

У этой истории, по словам фольклориста, есть ещё как минимум два варианта – о том, что девочка шла через темный подъезд, где валялись шприцы, не заметила этот шприц с запиской, воткнутый в перила, укололась, заразилась и умерла. А в варианте про мальчика, который нашёл шприц с запиской на пляже Томи, но записку читать не стал, а порвал на восемь кусочков, конец истории получился более оптимистичным – мальчик не узнал, что его поздравили со СПИДом, поэтому не заразился и выжил.

«Конец этой истории довольно странный – мол, все проблемы от самовнушения. Такая детская версия ВИЧ-диссидетства», — рассуждает фольклорист.

Как слагаются легенды

По словам Анны Калашниковой, большинство городских легенд – это фольклорные отголоски происходивших когда-то событий. Чем серьёзней трагедия, чем больше людей она затронула и больше эмоций вызвала, там больше вероятность, что скоро появится её фольклорный пересказ – искаженный, в нескольких вариациях, с налётом мистики и ужаса.

«Основой для фольклора служат трагические и любовные истории, необычные и малообъяснимые происшествия. То есть всё, что вызывает в людях живой отклик и даёт простор для фантазии», — рассказала Анна Калашникова.

Одно из таких недавних кемеровских крупных событий – пожар в «Зимней вишне». После трагедии в «Зимней вишне» никаких городских легенд пока ещё не появилось, но позже появятся обязательно. И это нормально, считает фольклорист Анна Калашникова. Просто должно пройти несколько лет, отступить реальная боль от потери близких, поутихнуть чувство сопереживая родным погибших. Легенды и городские мистические истории по следам трагедии в «Зимней вишне» должны появиться не раньше, чем лет через пять.

Текст: Екатерина Бухтиярова.
Фото: Google Images.

Комментарии

Рекомендуем