«Мы не грузчики»: пенсионерка из Кузбасса пять часов ожидала помощь экстренных служб

Но так и не дождалась.

Больной и растерянный человек несколько часов ждал помощи на полу квартиры. По словам родственников, служба спасения, МЧС и «скорая» не стали помогать пациенту подняться. Однако у служб экстренного реагирования иная точка зрения. Сибдепо разбирался в ситуации.

 

Бросить нельзя помочь 

Глубокой ночью в одной из квартир Белова на полу лежала полная женщина. Инвалид первой группы, диабетик, пенсионерка. В прошлом она отработала 25 лет на вредном производстве, а после того, как закрыли завод, несколько лет трудилась поваром.

Встав ночью с кровати, женщина не удержалась на ногах и упала. Попытки подняться самостоятельно оказались безрезультатными. Женщине удалось ползком добраться до телефона и позвонить дочери. Приехавшая на такси дочь – Наталья Д., вызвала Службу спасения, чтобы поднять маму с пола.

Звонок в службу «112» Наталья сделала в 3.33. Это зафиксировано в журнале исходящих вызовов её мобильного телефона.

«Диспетчер взяла трубку. Выслушала меня и сказала, что уточнит информацию у своего руководителя и перезвонит. Через некоторое время она, действительно, набрала мой номер и сказала, что помочь они не могут. И посоветовала позвонить по номеру 101», — вспоминает Наталья.

101 – единый телефон пожарных и спасателей. Разговор длился считанные секунды.

«Здесь мне ответили, что бригада находится на тушении пожара. Звоните в «скорую»», рассказывает собеседница Сибдепо.

После этого Наталья Д. позвонила по номеру 103. И просила приехать бригаду медиков, чтобы проверить состояние мамы, убедится, нет ли переломов и помочь поднять её с пола.

«Я пояснила, что мама крупная женщина. Она набрала вес из-за многочисленных болезней, которые не дают ей полноценно двигаться. Я обратилась к диспетчеру и попросила, чтобы в бригаде по возможности приехали крупные мужчины. На вызов же отправили двух хрупких женщин – фельдшера и медсестру. Они прошли в квартиру, без средств индивидуальной защиты. И даже не обработали руки, когда зашли. Измерили сахар, давление, осмотрели маму. На просьбу помочь поднять её с пола отреагировали по-разному. Фельдшер, более старшая по возрасту женщина, была готова помочь. Но молодая медсестра категорически отказалась, посоветовав при этом, обратится в организацию по оказанию платных услуг. Я посмотрела в интернете – услуга поднять человека стоит 5 000 рублей. Много ли у нас больных пенсионерок, которые могут позволить себе такую «помощь»?» — спрашивает Наталья.

После того, как за медиками закрылась дверь, Наталья поняла, что нужно самой искать выход из создавшейся ситуации.

«Сначала я боялась самостоятельно двигать маму. Человек упал, могли быть внутренние переломы, травмы. После осмотра врачей, когда они сказали, что мои опасения беспочвенны, я стала звонить родственникам, знакомым просить их о помощи. Общими усилиями мы помогли маме встать с пола и лечь на кровать. Физических травм она не получила, но вот психологическое состояние пострадало. Человек пять часов ожидал помощи, и видел, как службы, которые должны спасать людей, безучастно и безразлично «отбивали подачу» друг другу. Одни говорили, что «мы не грузчики», другие предлагали оставить маму на полу, дав ей одеяло и подушку», — говорит Наталья.

Самое парадоксальное в этой ситуации то, что дом, в котором живёт женщина, находится в пяти минутах ходьбы от базы МЧС и больничного городка со станцией скорой медицинской помощи. Провести на полу женщине с момента падения пришлось около пяти часов.

Скорая, кровь и задержание: что произошло в кемеровском ночном клубе

 

Спасательной службы в городе нет 

После обращения женщины в редакцию, корреспондент Сибдепо пытался выяснить, кто должен и должен ли кто-то помогать людям в подобных ситуациях.

«В данном случае вызовом занималась муниципальная служба «112» города Белово. В областной центр ЕДДС «112» Кемерова обращение не поступало. Беловская служба не подконтрольна единой службе «112». Разговоры о том, чтобы объединить отделения идут в нашей стране давно, но пока они так и остаются нереализованными.    

Исходя из этой ситуации, видна недоработка сигнала со стороны диспетчера ЕДДС «112» г. Белово. Он должен не просто сказать, что мы не можем вам помочь, а постараться оказать максимальную помощь. Любой сигнал, поступающий на номер «112» нужно переадресовывать в соответствующие службы – «скорая», «пожарная» и тд.. Можно было передать сообщение в областную службу «112», где бы совместно придумали выход из этого положения.

Сотрудники МЧС, пожарные, спасатели зачастую выезжают на подобные вызовы. Они открывают заблокированные двери, вызволяют людей из закрытых балконов, помогают попасть в квартиру, где остались старики и дети. Это не только долг профессиональный, а прежде всего человеческий», — говорит Дмитрий Халецкий, начальник отдела по связям с общественностью «Агентство по защите населения и территории Кузбасса».

В Управлении по делам гражданской обороны и ЧС города Белова наоборот, считают, что недоработки диспетчера нет, она действовала в соответствии с инструкциями.

«Диспетчер сделал всё, что мог в данной ситуации. В Белове отсутствует своя спасательная служба, такая, как в Кемерове или Новокузнецке. Подразделение МЧС сформировано как противопожарная служба. В момент обращения бригада  находилась на тушении пожара. К тому же, данный случай не сопряжён с чрезвычайной опасностью для здоровья или жизни человека. Да, пожарные выезжают на подобные сигналы, но в такие моменты оценивается общая ситуация в городе – нет ли экстренных происшествий, не горит ли жилой дом, не произошло ли ДТП. И только после этого принимается решение о выезде на такой случай.

В городе не хватает собственной спасательной службы, которая помогала бы вот таким людям, попавшим в беду. Ещё доставала бы кошек с деревьев, спасала собак из колодцев. Все звонят и обращаются к нам, а по факту у пожарных работы огромное количество», — пояснили в ведомстве.

В МЧС назвали предварительную причину ЧП с тремя пострадавшими на кемеровском «Азоте»

В областном Центре медицины катастроф также уточнили, что отказ в том, чтобы поднять женщину, был обоснован.

«Основная задача врача СМП — оказание экстренной помощи пациенту. Поэтому отказ медицинского работника переместить пациента до осмотра обусловлен необходимостью постановки предварительного диагноза там, где пациент был обнаружен. В условиях работы бригады СМП, переноска больного на носилках при необходимости госпитализации, является видом медицинской помощи в комплексе лечебных мероприятий. Данные правила не исключают привлечение к транспортировке дополнительных лиц. Родственники и свидетели произошедшего несчастного случая (если таковой имел место быть) обязаны оказать помощь. Так же есть Постановление Правительства РФ от 06.02.1993 «О нормах предельно допустимых нагрузок при подъёме и перемещении тяжестей для женщин вручную», согласно которому, максимально допустимый вес поднимаемого груза для женщин, составляет 10 килограмм. Перемещение больного и создание ему комфортных условий не является приоритетной задачей персонала экстренной медицинской службы.

Профессиональные обязанности они выполнили. Женщину обследовали, убедились, что во время падения она не пострадала. Если бы человеку требовалась госпитализация в медицинское учреждение, то тогда пришлось бы дожидаться спасателей или обращаться за помощью к соседям. Так зачастую и происходит в подобных случаях.

Что касается отсутствия средств защиты. На стадии принятия вызова сотрудник скорой помощи выясняет причину обращения, есть ли у пациента температура, признаки ОРВИ, контактировал ли он с кем-то из заражённых коронавирусной инфекцией. Если обратившийся всё это отрицает, то едет обычная дежурная бригада. Если же есть риск заражения, тогда приезжают врачи, полностью экипированные. На каждый выезд сотрудники скорой помощи не надевают защитные костюмы. Но вот маски и дезинфекция рук необходима во время сложной эпидситуации. Если этого не было, то необходимо разбираться», — пояснили в пресс-службе регионального Центра медкатастроф.

В данном случае ярко проявилась проблема малых и средних городов: не везде созданы спасательные службы, поэтому рассчитывать на их помощь не приходится. Если повезёт — приедут пожарные, при условии, что они не заняты в это время выполнением своих прямых должностных обязанностей. Вот и получается, что в некоторых случаях права фраза «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Однако телефоны служб экстренного реагирования помнить стоит:

112 — единая дежурно-диспетчерская служба спасения,

101 (01) – пожарная охрана и МЧС,

102 (02) – полиция,

103 (03) — скорая медицинская помощь,

104 (04) – аварийная служба газовой сети.  

Текст: Гульнара Ишмурзина.
Фото: архив Сибдепо.

Комментарии

Рекомендуем