Мёртвой девушке цветы не нужны: чем 8 марта не нравится феминисткам

Корреспондент «Сибдепо» поговорил с фемактивистками из Кузбасса о значении Международного женского дня и о том, почему не удалось спастись Вере Пехтелевой.

«Дорогие женщины! Здоровья вам и удачи! Будьте красивыми и счастливыми, создавайте уют в доме, любите и будьте любимыми», — говорит одна половина населения страны другой. Однако из-за распространения по просторам нашей великой Родины феминизма праздник всё чаще клеймят «лицемерием со стороны мужчин». Корреспондент «Сибдепо» поговорил с двумя фем-активистками родом из Кузбасса и узнал суть претензий к Международному женскому дню.

Собеседницы

Алёна Алькова. Родилась в Анжеро-Судженске, училась на журналистку в КемГУ, живёт в Томске. Сейчас работает копирайтером, в свободное время – поёт в панк-группе и работает над комиксом.

«К феминизму я пришла довольно поздно по моему ощущению, уже после университета, году в 16-17-м, когда эта тема стала всплывать в российских медиа, блогах, на YouTube. Но углубившись в тему, я нашла ответы на многие вопросы, которые меня беспокоили, раздражали, оставляли в недоумении. То есть я поняла, что я как бы и до этого была феминисткой, просто не знала».

Алёна принимала участие в нескольких фем-акциях: «Не виновата-2019» против насилия над женщинами (в составе музыкальной группы «Зачарованные), фестиваль СНЕЖИ, посвящённый женской истории, в 2020 году, сейчас совместно с ещё несколькими активистками готовит СНЕЖИ – 2021.

Екатерина Виноградова. Родилась в Новокузнецке. После окончания школы поступила в ТГУ на факультет журналистики, закончила его летом 2020-го. Работает по профессии там же, пишет, в основном, об учёных ТГУ и их разработках. О феминизме задумалась ещё в школе.

 

«Мне не очень хотелось принимать ту модель поведения, которую мне навязывали. На окраинах Новокузнецка большинство людей думает, что место женщины – на кухне, а я никогда не любила загонять себя в рамки, хотелось свободы выбора. Тем не менее, публично называть себя феминисткой стала только в 2020-м, с началом активистской деятельности»

Екатерина совместно с томской феминисткой Катериной Маас проводит события «Женский открытый микрофон». Это серия встреч, которые проходят ежемесячно. На них любая желающая может представить свою поэзию, прозу, песни и комедийные монологи. Также Екатерина организует женские стендап-вечера в Томске и работает над грантовым проектом, посвящённом популяризации женщин-учёных из регионов.

Что не так с 8 марта?

Алёна

Я могу понять женщин, которые ждут и празднуют 8 марта. Для многих работающих женщин, а тем более мам, это единственный день в году, когда с них снимут домашние обязанности и дадут просто отдохнуть. Или наконец поблагодарят за службу цветами и конфетами. Я поздравляю своих маму и бабушку, дарю им подарки, потому что я люблю их радовать, для них 8 марта – это праздник и отдых, переубеждать их и приходить в гости с плакатом я не вижу смысла.

Но если выйти за пределы своего благополучного семейного пузыря, я вижу, что 8 марта – это подачка. Труд женщины оплачивается на 30 % ниже, чем труд мужчины на аналогичной должности (согласно ряду исследований – прим. ред.), зато: женщина, у тебя есть 8 марта! В 2018 году в России от рук родственников и партнеров погибли 5 тысяч женщин (по данным МВД России – в 10 раз меньше — прим ред.), зато цветы и конфеты по расписанию. А сколько еще женщин живут в ситуации насилия без ресурсов, чтобы уйти? Эту статистику собрать сложнее, потому что “выносить сор из избы” у нас не принято. Принято молчать и терпеть.

Екатерина

Мне жутко не нравится вся риторика вокруг 8-го марта. Праздник из памятной для движения за права женщин даты превратился в день весны и нежности. Однако каждый человек свободен: если кому-то нравится получать цветы и комплименты в этот день – почему бы и нет? Хотелось бы только избавится от вот этих обязательных клише, когда, например, начальник выходит в офис и начинает говорить о том, чтобы мы чаще улыбались. У меня был случай на работе, когда я помогала начальнице делать открытки на 23 февраля и 8 марта. И для мужчин, и для женщин наше руководство требовало делать что-то резко гендерно окрашенное, отвергая все чуть более сложные идеи. Как бы мне хотелось, чтобы он праздновался… Да как угодно, но хотелось бы, чтобы в этот день больше подсвечивали именно проблемы женщин, особенно – домашнее насилие.

Как можно защитить женщин?

К сожалению, проблема домашнего насилия и насилия в отношениях действительно актуальна. Россию встряхнул случай годичной давности в Кемерове, ставший широко известным лишь в этом феврале. 23-летнюю студентку КузГТУ Веру Пехтелеву зверски убил её бывший молодой человек. Собеседницы рассказали «Сибдепо» что, по их мнению, нужно изменить для снижения количества таких случаев.

Произошедшее с Верой Пехтелевой ужасно: очередная ситуация в духе “когда убьет, приедем, труп опишем”. Но, к сожалению, это не что-то из ряда вон выходящее, это часть системного домашнего насилия, которое повсеместно. Вспомните случай Маргариты Грачевой: муж пытал ее полтора часа и отрубил руки, одну руку хирургам чудом удалось спасти, другую Маргарите заменил протез. Аналогичная история недавно произошла и в Горно-Алтайске: мужчина напал на жену с топором из-за того, что она хотела уйти от него, — высказалась Алёна Алькова 

Чтобы добиться системного изменения ситуации, нам нужен нормальный закон, противодействующий домашнему насилию. Оно должно быть криминализировано, сотрудники полиции должны быть обучены работать с такими случаями и серьезно к ним относиться. Обязательно должны быть охранные ордера, которые запрещают насильнику приближаться к жертве. Нужно финансирование существующих кризисных центров и создание новых, чтобы женщинам было, куда пойти, чтобы они знали, куда обратиться. Нужна большая и долгая просветительская работа, чтобы люди знали, как распознать домашнее насилие. Как выбраться из этой ситуации самой или с детьми, как помочь родственнице, подруге, коллеге, соседке. Домашнее насилие – это проблема, которая питается тишиной, поэтому очень важно говорить вслух о ней, отменить установку, что это стыдно — выносить “сор из избы”, потому что на кону жизнь и здоровье людей.

В этом году мы решили продолжить проект СНЕЖИ в формате фестиваля к 8 марта. Событие пройдёт с 4 по 7 число месяца, в программе — женский стендап, концерт и образовательная часть. Всю прибыль с мероприятий мы отдадим приюту для женщин, переживших домашнее насилие, ТРОО “Женский голос”. Сейчас в приюте живут 3 женщины и 7 детей от 3-х до 11 лет. Также сотрудницы приюта помогают еще 15 женщинам в сложной ситуации: консультациями и продуктами.

«Хотелось бы, чтобы информации о кризисных центрах было больше. Чтобы можно было быстро погуглить или даже помнить, где находится такой центр. Что касается закона о противодействии домашнему насилию, то мне очень понравился проект, разработанный группой под руководством депутата Госдумы Оксаны Пушкиной. Было бы отлично, если б его приняли именно в таком виде», — добавила Екатерина Виноградова.

Однако в изначальном виде законопроект Оксаны Пушкиной через Парламент не прошёл. Собеседницы «Сибдепо» считают развитие ситуации с правами женщин в России сложным.

 «Закон о сокращении списка запрещённых для женщин профессий – неожиданный и приятный сюрприз, я думаю, это большой шаг вперёд. В то же время, как я уже упоминала, ситуация с защитой женщин от домашнего насилия остаётся плачевной. Очень обидно из-за дела Юлии Цветковой: есть ощущение, что власть просто игнорирует мнение огромного количества людей, отмахивается от него (феминистке и правозащитнице Юлии Цветковой грозит до 6 лет тюрьмы за распространение порнографии посредством рисунков – прим. ред). Но есть однозначный плюс: общество и масс-медиа всё больше готово защищать женщин в самых разных случаях» — рассказала Екатерина.

У Алёны Альковой, в свою очередь, есть претензии к СМИ.

Если мы говорим о информационном поле вокруг проблем женщин, то оно расширилось за счет блогов, просветительских проектов и событий. Но все еще не решена проблема со СМИ: многие не знают, как правильно говорить о домашнем насилии, транслируют странные формулировки.

Могут написать что-то вроде: “Самой юной мамочкой в регионе стала девочка 13 лет”. Как можно писать об этом таким языком? Какие обстоятельства к этому привели? Каково сейчас вообще этой девочке? Нормально ли ей, что ее подняли в статье как “прикольный” факт? Акты насилия в СМИ подаются как ужастики-аттракционы, чтобы набрать просмотров. 

«Поэтому вопрос об улучшении и ухудшении ситуации с правами женщин – это комплексный вопрос. Где-то происходит что-то хорошее, чью-то жизнь спасают, у кого-то жизнь становится лучше. А где-то происходит полный мрак».

Финальные пожелания тем, кто всё же празднует 8-е марта

Алёна Алькова:

«Быть добрее и эмпатичнее к себе. А если хватает сил, то и к тем, кто в этом нуждается»

Екатерина Виноградова:

«Боритесь за право быть свободной. Конечно, мир очень сложен, каждой хочется чего-то своего, но ничто не должно менять вас так, как вы не хотите».

Примечание: мнение героев публикации может не совпадать с мнением редакции.

Текст: Алексей Семёнов.
Фото: pixabay.com, соцсети героинь материала

Комментарии

Рекомендуем