Не Голливуд. Кто и как снимает фильмы в Кузбассе?

Кемеровские режиссеры и организатор фестиваля «Видение» рассказали «Сибдепо», чего стоит снять кино в Кемеровской области, как коронавирус может в этом помочь и почему  Кузбасс трудно снимать. В конце – топ-5 фильмов из Кузбасса.

Региональное кино – явление, о котором в повседневной жизни мало кто задумывается, о котором почти никто не слышал и уж совсем единицы видели его продукцию. И относится это не только к Кузбассу, но практически к любой части России. И  всё-таки, оно существует прямо у нас под боком, производя порой интересные и самобытные картины.

В Кузбассе действует факультет режиссуры и актерского искусства КемГИКа, так что как минимум один аспект для создания кино – профессиональная среда – в области есть. Пожалуй, самым известным режиссером Кузбасса на сегодняшний день является Юлия Волкова, автор шести короткометражных и одного полнометражного фильма. В 2015 году ее «Порыв» даже показали в программе короткого метра на Каннском кинофестивале. Годом ранее на «Сибдепо» вышло интервью с ней, где молодой кинорежиссер говорила, что снять кино в Кемерове – само по себе подвиг, так как это сложно технически, и не всегда есть нужный свет с аппаратурой. Однако за шесть лет передовая техника того времени должна были стать обыденностью, а значит, снять качественный фильм в Кузбассе сейчас намного легче, не так ли?

                                                  Небогатое техническое оснащение

Максим человек скромный. Настолько, что во избежание лишней славы попросил не указывать его фамилию. В 2019 году он и несколько его товарищей создали получасовой игровой фильм, в котором действие происходит на улицах Кемерова. В общей сложности на это ушло около года.

Было приблизительно 14 съемочных дней, но неполных, конечно, в основном снимали вечером и ночью. Съемки проходили в марте-апреле 2018 года, затем после чернового монтажа, поняли, что не хватает материала, доснимали осенью. После этого полгода ушло на монтаж, цветокоррекцию, саундтрек, сведение звука. В часах даже сложно посчитать, сколько времени на это ушло.

Техническое оснащение у нас было, прямо сказать, небогатое, использовали все подручные средства. Разве что пришлось микрофон из Москвы через «Авито» заказывать, потому что в аренду такие никто не сдает, а в магазинах цены космические и ассортимент ограничен.

У Максима нет режиссерского образования, к миру кино он раньше не имел отношения вообще. Его команда – оператор и звукорежиссер – также непрофессионалы. Роли в фильме исполняли актеры кемеровских театров. На данный момент картину нельзя найти в открытом доступе, так как Максим планирует отправить ее на несколько фестивалей.

По словам режиссера, большая проблема Кузбасса вообще и Кемерова в частности – серость и безликость.

Вдохновляться местом здесь очень сложно. Какой-то особой атмосферы в Кемерове, к сожалению, не чувствую. Ни одухотворяющей, романтичной, ни творческой, ни криминальной (тут могу ошибаться, конечно). В то же время и ничего ужасного не наблюдается: нельзя сказать, что Кемерово бедствует, что здесь какая-то до безобразия пестрая разруха, как в бразильских фавелах, например. Кемерово — провинциальный город, это лучшее его описание.

Страх кино

«А вот в Новокузнецке можно было бы снять отличный фильм про СССР 60-80 годов. Там в некоторых местах вообще ничего с того времени не изменилось»,- убежден Евгений Шальнев.

Евгений долгие годы работал режиссером на ТВ, а теперь трудится на той же должности в продакшн-студии. Он согласен с Максимом в том, что у городов Кемеровской области нет ярко выраженной индивидуальности, но именно поэтому тут можно снять почти любой фильм, чем Евгений сейчас и занимается. Сюжет связан с Кузбассом, но подробности режиссер пока не раскрывает. Вопрос о стоимости проекта для него – больное место.

Снимать кино неприятно дорого. Одно лишь прокатное удостоверение на полностью готовый фильм стоит 30 тысяч рублей. А что-то у нас нельзя сделать даже за деньги, например, привезти специальное оборудование из Москвы или перекрыть улицу для съемок, просто никому этого до сих пор не требовалось и нет процедур решения таких вопросов. Даже снять офисное помещение непросто: «Ваша деятельность точно законна? Напишите письмо на имя директора вышестоящей инстанции… Мы рассмотрим через неделю и письменно сообщим».
Но самое плохое – это депрессия по поводу отсутствия кино в Кузбассе, что у нас якобы невозможно сделать интересное кино, нет актеров, авторов, операторов, режиссёров и других специалистов. Из-за этого стереотипа невозможен даже разговор с местными инвесторами по поводу денег. Никто не верит в свои местные таланты до момента их материализации в столице нашей Родины. Но какой смысл им потом возвращаться обратно, никто не думает. У нас есть с кем снимать кино и просто необходимо это делать.

Интересно, что проекту Евгения сыграл на руку коронавирус. Так как роли в фильме исполняют профессиональные актеры, режиссеру приходилось выдергивать их в свободное от службы в театре время. Но из-за эпидемии свободного времени у актеров стало намного больше и процесс пошел гораздо быстрее, так что все съемки были закончены до введения режима изоляции.

В массовых сетевых кинотеатрах мы вряд ли увидим своё кино до момента всероссийского успеха, но на «Кузбасскино» надеемся, обещали показать. Они молодцы, ещё и прилагают усилия к воспитанию хорошего вкуса у зрителя, привозят шедевры мирового кинематографа, которые не попали в прокат.

Однажды в Сахаливуде

Но существуют ли вообще провинциальные регионы в нашей стране, в которых производство фильмов поставлено на поток, где у их авторов есть возможность показывать свои творения в кинотеатрах и даже зарабатывать на них? Да, такой регион есть, и он также, как и Кузбасс находится за Уралом —  это Якутия. Там давно существует своя киностудия под названием «Сахафильм», на которой снимают до нескольких десятков фильмов в год, и некоторые из них приносят создателям прибыль. Например, фильм «Вольные богатыри» режиссера Дмитрия Шадрина при 500 тысячах вложенных рублей заработал в прокате более 5 миллионов. Правда, в ходе интервью изданию Lenta.ru в 2016 году он признавал, что год от года выходить в плюс всё сложнее, так как аудитория не растет, но увеличивается ее требовательность к качеству кино, а значит, нужно вкладывать в фильмы все больше и больше средств. Маленький круг зрителей – это потенциальная проблема любого кинематографа, ориентированного на конкретный регион.

Кузбасские Канны

Уже тринадцать лет главным местом, где можно увидеть короткометражки из Кузбасса и не только остается международный фестиваль «Видение». Его соорганизатор Алексей Левин рассказал, что в последние несколько лет количество местных работ пошло на спад, а те, что есть, сделаны не очень качественно.

Было бы хорошо, если бы регион обратил внимание на кино и разработал меры поддержки для его авторов. Пока у нас существует исключительно федеральные субсидии, тот же Евгений Шальнев получает поддержку от российского Союза кинематографистов. В целом руководство региона просто должно хотеть, чтобы у них снимали кино, а в Кузбассе я этого пока не вижу. Думаю, что еще долго съемки фильмов у нас будут только инициативой любителей-энтузиастов, хотя в этом есть и плюс: люди будут снимать то, о чем действительно хотят рассказать, что хотят донести. Если же возникнет индустрия, то она быстро окажется заложником политики региона, и мы будем смотреть какие-нибудь ура-патриотические фильмы, которые редко бывают хорошими.

По просьбе корреспондента «Сибдепо» Алексей составил топ – 5 короткометражных картин, снятых Кузбассе.

 

«Пьер Рулен. Кассир»
Один из первых фильмов Юлии Волковой, у которой после будет много картин, с известными актерами и снятыми за большие деньги. Но эта экранизация рассказа из учебника по французскому языку мне нравится всё равно больше всех остальных. Своей незавершенностью, тоской и какой-то щемящей печалью.

Посмотреть можно здесь

«1-2 ение» («Раз-два-ение»)
Фильм Дмитрия Булейко, ставший победителем 1 фестиваля «Видение» 13 лет назад. Для своего времени это безусловно прорыв – клип-драма о разрыве отношений 2 подростков был не только отлично смонтирован, но и стал предтечей для нескольких подобных видеоклипов, которые я видел позднее. Сходство настолько сильное, что сомнений в том, что режиссеры, чьи клипы крутились на МТВ видели этот любительский ролик снятый в Кемерове нет никаких.

Лето
Около 15 лет назад кемеровчане снимали не только лучшее в Сибири короткометражное артхаусное и авторское кино (с уходом в «сюр» и «параллельное кино»), но пожалуй, и в стране. Что-то похожее по форме и все равно недостижимое по уровню в России молодые режиссеры снимают только последние годы. К сожалению, никто из участников PNK-group не стал известным, но насколько высок был потенциал можно судить по этой работе Константина Пальянова со Стасом Измутдиновым в главной роли. Зацикленный рассказ о 10 минутах лета одного человека стал отражением душевного состояния, которое знакомо каждому из нас.

Инопланетная тоска
Ещё один образчик сюрреалистичного авторского кинематографа, снятый Евгением Новиковым, где были страдающий по Родине инопланетянин и тараканы. Вроде какой то странный набор действий, заунывной музыки, бессмысленных диалогов – но вдруг понимаешь что во всём этом наборе квинтэссенция всей твоей жизни.

Посмотреть фильм можно здесь

Когда приходит молочник
Это без преувеличения шедевр любительского кинематографа. Я до сих пор не видел лучше картины, снятой режиссером непрофессионалом. У Михаила Бондаренко получилась притчеобразная сюрреалистическая драма, с линчевским стилем и с кафкианской атмосферой о приспособленчестве и о том, что: «Молоко — свежее» и «2 раза «с#ка» нельзя». «Голубое сало» из саундтрека – хит на все времена.

В фильме используется ненормативная лексика. Посмотреть его можно на  YouTube-канале peredozirovka.

Текст: Алексей Семёнов.
Видео: YouTube-каналы pnkgroup, trashometerTM, сайт VK. com, канал Юлии Волковой
Фото: pixabay.com, страницы героев материала ВК
Поделиться в VK
Поделиться OK
Отправить в телеграм
Отправить в WhatsApp

Комментарии

Рекомендуем