«Не считаю себя динозавром»: Михаил Щербаков о чемпионском сезоне, преданности клубу и семье

Михаил Щербаков – живой (и крайне редкий в XXI веке) пример преданности клубу и городу, в котором пришлось выступать. Ветеран «Кузбасса», проделавший с командой путь из низших дивизионов до титула чемпионов Суперлиги рассказал нам много интересного. Как южанин полюбил Сибирь, как рождается настоящая дружба среди одноклубников, почему у «Зенита» на было шансов и многое другое – в большом интервью с легендой любимой команды.

О жизни в Кузбассе

Ты родился в тёплых краях, но уже 11 лет живёшь в Западной Сибири. Часто возникало желание бросить этот ужасный климат и на Родину – к тёплым морским ветрам?

Я уже привык к этому климату. На моей родине же тоже не совсем жаркий климат. И зимой -5 там совсем не тепло. Всё хорошо, человек же адаптируется ко всему. Зима по полгода – нормально, терпимо.

Кемерово и южные города – Таганрог, Ростов-на-Дону – можно ли вообще сравнивать?

Нет, не похожи, не сравнимы. Ни природа непохожа, ни менталитет. Сравнивать их можно бесконечно, но сходств всё-таки нет.

Везде по-своему хорошо.

Как супруга восприняла необходимость жить в Сибири?

У нас такой вопрос никогда не становился. Потому что, на мой взгляд, с семьёй везде хорошо, когда все рядом. Её чутьё подсказало ехать со мной, потому что семья – это семья. И мне кажется, она бы даже на северный полюс поехала бы со мной, если бы стоял вопрос.

Но опять же в 2008 году, когда клуб организовали тут, у нас не было ничего – ни детей, ничего, мы были очень молодыми. И поэтому уехать – а чего бояться?

Для старшей дочери переезд в Новосибирск (Михаил играл в сезоне 2017/2018 в «Локомотиве», — прим.) дался немного тяжело. Потому что она всю жизнь прожила в Кемерове, пошла в садик здесь. Детский сад, друзья, знакомые, опять же танцы – это всё было здесь. Когда переехали в Новосибирск, всё по-новой. Она пошла в первый класс, было не по себе, она хотела вернуться. И когда мы играли здесь, против «Кузбасса», она первая кричала: «Папа, я с тобой поеду, я хочу в «Арену». Но потом она сдружилась, свой коллектив появился. И тут опять я ей говорю: «Доченька, мы возвращаемся в Кемерово». Была и радость, и грусть.

А так особых перемен не чувствовалась. Что там, что тут Сибирь, один климат.

По чему, оставленному на родине скучаешь в Кемерове?

Скучаю по родственникам, по родителям, безусловно. Наверное, любой здравомыслящий человек скучает, всегда не хватает чего-то, не хватает поддержки какой-то, когда она нужна, именно родственников, родителей.

В какой-то мере по воздуху скучаешь. По друзьям. Потому что родной воздух есть родной воздух. Когда приезжаешь домой, чувствуешь определённый запах детства. А так по каким-то материальным вещам не скучаю. Потому что, на мой взгляд, по ним практически невозможно скучать – это всего лишь материя.

О преданности клубу

В XXI веке вовсе не в моде преданность одному клубу. Чувствуешь себя «динозавром»?

Нет, потому что всё-таки до «Кузбасса» я поиграл в двух клубах – в высшей лиги Б, в высшей лиге А. И в «Кузбасс» когда позвали – это был новый, абсолютно новый клуб, который, на мой взгляд, с каждым годом только прогрессирует. Начиная с самых мельчащих деталей – и административный корпус, и управленческий корпус, и мы, спортсмены. Мы как команда стараемся расти, развиваться.

Наверное из-за упёртости моего характера у меня всю жизнь было стремление к развитию. Потому что мне кажется, что каждый человек должен развиваться. И поэтому не считаю себя динозавром.

За время, проведённое тобой в «Кузбассе», команда несколько раз успела обновиться на 100%. Каково это – каждый сезон заново выстраивать отношения с партнёрами?

Я думаю, я легко схожусь с людьми. Может быть, кто-то другого мнения обо мне. Но у меня не возникает трудностей с новыми знакомствами. Тем более, это в одном коллективе, каждый день видимся.

Мне иногда кажется, что я команду вижу чаще, чем свою семью. И, наверное, так оно и есть, если посчитать все выезды, все тренировки. Поэтому здесь не бывает таких моментов, когда ты с человеком не сходишься. Все адекватные, все люди взрослые.

Даже когда молодёжь подтягивается, они стараются прислушиваться к старшим. И не возникало никогда каких-то споров. Споры – это всё рабочее. Но это наверное, на любой работе есть. А когда мы уходим в раздевалку, мы остаемся минимум хорошими знакомыми. Я не говорю о людях, с кем очень хорошо дружим семьями.

В спорте, наверное, сейчас везде текучка.

Многие фанаты давно ждут, что такого матёртого ветерана выберут капитаном команды. Как ты сам считаешь – ты этого заслуживаешь?

Здесь можно спросить: а она нужна, эта лычка, вообще? Она что-то значит для кого-то? Я никогда не стремился к этому, у меня не было пунктика, что я хочу быть капитаном. Если бы команда меня выбрала – я бы был капитаном и делал всё для команды.

Но я и без этой полоски всю жизнь стараюсь сделать максимум для команды, что в моих силах. И молодым ребятам помочь, подсказать. А эта ленточка ниже номера… Может, для кого-то это престижно. Для меня она просто не принципиальна.

Самый приятный игровой партнёр за всё время, сыгранное в «Кузбассе»?

Не пересчитать, масса игроков. С 99% тех, с кем ты когда-либо стоял на площадке, тебе комфортно. Комфорт – это не значит, что если у него не получается что-то, он не комфортный.

Комфорт – это когда человек стоит, и он выкладывается на 110% на площадке, за счёт этого получается результат. Это, наверное, зона комфорта профессионального спортсмена. В жизни комфорт один, на площадке – другой.

В жизни мы привыкли общаться, шутить, рассказывать какие-то истории. На площадке жизнь другая. И если кто-то один почувствует себя не комфортно на площадке, его просто не будет в этой команде. Потому что невозможно так играть, мы одна команда, мы одно целое.

А в том, что касается отношений вне площадки? Есть те, с кем настоящие дружеские отношения?

Конечно, есть те, с кем мы дружим за пределами площадки. Это и Тавасиевы, Инал – крёстный моей дочери младшей. И семья Шепелевых, и Крицкие. Зинько, он сейчас второй тренер молодёжной команды с этого сезона.

Со многими ребятами поддерживаем отношения. Единственное, что тяжело, – мы в разных городах, встречаться, увы, не так часто получается. Больше по телефону общаемся.

О чемпионском сезоне

В самом важном сезоне в истории клуба твоё место часто доставалось твоему другу Иналу Тавасиеву. Скажи честно – не проскальзывала ревность?

Я считаю, что не может быть место ревности, зависти. Когда мы все находимся в одном коллективе – мы все в одной упряжке. И тут глупо, наверное, говорить, почему он играет, а не я. Это разговор совсем молодых ребят, кому лет 16.

Здесь надо быть объективным по многим критериям. И если человек играет, значит он этого достоин. И как тренер посчитал, так оно и должно быть. Здесь я не могу обижаться, или ревность проявлять, это глупо. И это никак не влияет у спортсмена на то, дружишь ты с человеком или нет. Но это я так считаю, кто-то может быть иначе.

На площадку хотелось не то, что в полуфинале, хотелось с самого начала сезона. Тут наверное такого нет хочу-не хочу. Ты либо любишь своё дело, либо нет и не хочешь ничего делать. И тогда смысл идти в команду, если ты не хочешь? Любой профессиональный спортсмен играет до этой грани, когда у него есть желание, стремление к этом, и когда оно пропадает, может быть, устал человек от этого.

Многие говорят, что после титула очень быстро приходит разочарование. Чувствовал что-то подобное?

Не было разочарования, опустошения. Да, выиграли чемпионат, получили золотые медали. Но это только подливает масло в огонь. Аппетит же разыгрывается во время еды.

Тут, наоборот, если всё получится и в дальнейшем Кузбасс станет двухкратным чемпионом России, будет уже осознанная победа. Клуб никогда же не был чемпионом России и никто из нас не знал, как реагировать, как вести себя в этой ситуации. Радость, мне кажется, у всех до сих пор. Это была долгожданная победа.

Я к этому, например, всю жизнь шёл. Я хотел стать чемпионом России. И здесь у каждого своё восприятие, но чувства опустошения нет. Есть, наверное, стремление показать, что мы можем также и ещё больше.

Защитить не менее важно, чем завоевать.

Никто не верил, что можно обыграть «Казань». Даже после 2:0 я, как болельщик, сильно сомневался. А что ты думал по этому поводу перед финалом? И по ходу серии?

Я был твёрдо уверен, что мы выиграем эту серию. То ли чутьё, то ли уверенность. И атмосфера в раздевалке была соответствующая.

Даже если вспомнить ту игру, которую мы проиграли здесь, дома, «Зениту». Когда дажзе Витя Полетаев не вышел на площадку. Когда нас начали поливать всякими нехорошими словами, что «вы слили «Зениту» и так далее. Я не яркий пользователь социальных сетей, не люблю всю эту кашу, потому что это грязь, мой взгляд, которая не нужна никому. Знающий человек, преданный болельщик никогда не будет поливать команду грязью. А вот эти дилетанты, которые пишут гадости в сторону ребят, когда мы проигрываем, ну если вы не хотите на это смотреть, не надо. Но я тогда уже видел, что мы можем выиграть. Потому что мы прогрессировали, а «Зенит» оставался, на мой взгляд, на одном своём чемпионском уровне.

Они держали эту свою планку на протяжении всего сезона, не проигрывали никому. Но мы же все люди и держать этот уровень очень-очень тяжело. И, на мой взгляд, за счёт того, что они держали этот уровень весь сезон, они немножечко устали в концовке. А мы наоборот, добавили. И добавили сильно. И за счёт этого получился такой результат.

Говорить, что мы не ожидали этого – глупо. Как можно выходить на площадку и не ожидать, что ты выиграешь, не смотря ни у кого. Надо выходить и бороться. Никто же просто так тебе не отдаст победу.

Как отмечали, оторвались, как следует?

Нет, мы не собирались. После таких игр, после чемпионата, когда все выдохнули, каждый захотел либо один побыть, либо с семьёй. Потому что это было для каждого такое событие, которое не передать. Сама радость была уже внутри. Мы два часа были в раздевалке, смеялись, было немного шампанского, традиционно кубок, медаль. Но конечно, дальше это не пошло. Каждый взрослый человек. И превращать это в пьянку не было никакого смысла, потому что это испортило бы.

Говорят, что сразу после титула вся команда знала, что главный тренер с ней не останется. Это правда?

Я за себя скажу, я не знал, что главный тренер уйдёт. Может быть, кто-то и знал.

Здесь тяжело говорить, что кто-то злой на него или обиделся. Здесь нет места этим словам. Человек принял решение, сделал выбор и осуждать его или обижаться мы вообще не вправе. Мы профессионалы, и этого делать нельзя. Может быть, когда-нибудь, когда он кого-то из нас встретит, он скажет, что я это сделал потому-то.

И я бы не сказал, что «Кузбасс» в тяжёлом положении. Потому что, как и было запланировано, мы приехали, начали с августа месяца тренироваться. Всё по схеме, по плану идет. Нас тренирует Олег Викторович. Говорить, что у нас как-то плохо подготовка идёт – нет, всё хорошо. И тут дело не в тренере.

Ну приедёт человек, но у него не останется времени на перестроение игровой схемы. Работаем, играем на Кубке Росси, настраиваемся на чемпионат. Тут дело далеко не в тренере. Я думаю, с новым тренером хуже не будет.

О семье

Семья профессионального спортсмена – это особый случай. Хотя бы в плане командировок. Как компенсируешь недостаток общения с женой и детьми?

Невозможно им уделять больше внимания даже когда я здесь. Стараюсь выделить выходные дни, но опять же, выходные дни иногда выпадают на будни, когда у старшей дочери танцы, школа, какие-то занятия. Поэтому даже в выходные дни общение только в машине, когда везу её куда-то. Поэтому семья привыкла к такому режиму. Семья живёт со мной, это образ жизни. Как я – так и они. И я под них подстраиваюсь в каких-то моментах, и они под мою жизнь, иначе никак.

Сорока донесла, что ты – большой поклонник караоке. Есть единомышленники в семье?

Я не знаю, кто меня наклеветал, но мне не нравится караоке. Потому что чтобы любить караоке, надо уметь петь, а я не умею.

Как вообще свободное время с семьёй проводишь?

Времени, даже когда в отпуске, очень мало. Этот отпуск вообще получился скомканный, потому что дочка родилась 29 марта. И не получилось ни заграницу, ни даже на черноморское побережье наше уехать, потому что она совсем кроха была, было страшновато ехать с ней куда-либо. И получилось, что мы дома, в городе просидели: в парк, к друзьям, к родителям там, на дачу.

А так, когда все звёзды сходятся, и у всех есть время, тогда можно и в какой-то ресторан сходить, посидеть, пообщаться. Но таких моментов мало, потому что уже и старшенькая подросла, свои интересы какие-то.

Насколько ты причастен к школьной жизни дочки? Помогаешь делать уроки?

Когда жена устаёт, папа поможет. Математика – это я, а всё остальное – к жене. Мне проще с точными предметами, физика, математика, они мне всегда лучше давались, несмотря на то, что я в школе не очень хорошо учился.

На школьном родительском собрании мне не доводилось бывать. У меня в это время тренировки.

Как предпочитаете питаться? В ресторанах часто бываете или домашняя еда рулит?

Ресторан – совсем редкость. Потому что нет времени, чтобы с семьей часто выбираться куда-то. Тот сезон получился разнообразным, потому что мы иногда не успевали в Кемерово прилететь. У нас был чемпионат, еврокубок. И выезд в районе 50 дней.

И этот чемпионат у нас будет такой скомканный – его за счёт олимпийского года сократили, плюс Лига Чемпионов. И сейчас надо стараться, насколько это возможно, уделить семье время.

Хит-лист

Актриса – Анджелина Джоли

Место на планете – Карибы

Лучший досуг – пикник с семьей и друзьями и рыбалка (если хочешь перезагрузиться)

Фильм – «Игра» с Майклом Дугласом

Автомобиль – Мерседес

Команда спортивная – раньше был Реал Мадрид, сейчас никто

Лучший спортсмен в истории – Майкл Джордан

Блюдо – всё, что связано с курицей

Текст: Анастасия Прокудина.
Фото: Максим Киселев/ Сибдепо

Комментарии

Рекомендуем