«Никто не может поверить в такое!»: педагог из Кузбасса обвиняется в сексуальном насилии над ребенком

39-летний учитель технологии из Юрги Константин Ф. обвиняется в сексуальном преступлении. 8-летняя девочка из Тюмени заявляет, что в новогодние праздники он её орально изнасиловал. Об этом ребёнок сообщила родителям спустя 1,5 года. Родители словам девочки полностью поверили, однако родственники и супруга обвиняемого его вину отрицают.

«Семья моей сестры из Тюмени приехала неожиданно, поздно вечером 2 января 2020 года. Мы хорошо провели новогодние выходные, девочка была весёлая, играла со всеми, с двоюродными братьями, она не была забита или испугана. Мы делали совместное семейное фото у новогодней ёлки, все счастливые. Разъехались после 5 января.

Все эти дни не возникало никакого ощущения, что кто-то мог обидеть ребёнка. А спустя полгода дочь Кати проснулась ночью, разбудила родителей и рассказала о том, что тогда мой муж Костя над ней сексуально надругался. Почему она молчала об этом полтора года?», — вспоминает Ольга, жена Константина, новогодние каникулы 2020 года.

Новогодние каникулы 2020 года

На новый год семьи собрались в Новосибирской области у родителей Ольги и Екатерины. Обе сестры были с семьями. Ольга приехала с мужем и тремя сыновьями из Юрги, Екатерина с мужем и 7-летней дочерью из Тюмени.

Места было немного, семьи ютились в маленьком доме, в 38 квадратных метрах, часть гостей ночевала в другом доме, где живут родители Ольги и Екатерины.

После замечательно проведённых выходных, Екатерина с мужем и дочерью ещё раз приезжали из Тюмени в Новосибирск летом 2020 года. После этого, спустя почти год, 8-летняя девочка неожиданно для всех заявила, что однажды в Новосибирске дядя Костя отвёл её в баню, где совершил с ней сексуальное преступление.

После этого отец девочки обратился в правоохранительные органы. 23 июля Константина, педагога с 12-летним стажем, арестовали и поместили в СИЗО, где он находится до сих пор. Ему предъявили обвинение по статье «Насильственные действия сексуального характера, совершённые в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста» УК РФ.

«Мы собрали более 100 подписей в защиту моего супруга. Коллеги в школе встали на его сторону, написали характеристику — вся моя семья, мои родители, знакомые, друзья.

В школе нам собрали деньги на адвоката. Никто не может поверить в такое! Костя играл с детьми, мы оба работаем в школе педагогами и хорошо знаем детскую психологию. Девочке могло такое присниться, она могла насмотреться роликов в интернете, сейчас школьники и не такое смотрят», — предполагает супруга обвиняемого.

Ольга предполагает, что сексуальное насилие с девочкой мог совершить кто-то другой в Тюмени, но она по какой-то причине обвинила в этом её супруга. Либо девочка и семья сестры заведомо ложно обвиняет Константина из-за личной неприязни и зависти.

Кроме того, Ольга считает, что девочке не хватало мужского общения. Возможно, таким заявлением, она пытается обратить на себя внимание отца.

«Девочке не хватает мужского внимания, отец с ней не занимается, это видно. Она даже говорила, что папа с ней не играет», — добавила жена подозреваемого.

Сыновья Константина также в вину отца не верят и поддерживают родителя добрыми словами.

Доказательства вины

Фактов, которые говорили бы о действительной причастности Константина к изнасилованию нет, гораздо больше логических нестыковок и явных противоречий. По словам Ольги, девочке не проводилась психолого-психиатрическая экспертиза. В связи с этим составить предположение о том, придумывает ли ребёнок случившееся или же это было на самом деле нельзя.

Кроме того, в документах говорится об осмотре места преступления следователем. Закономерно, что спустя 1,5 года после якобы совершения преступления никакие улики там не нашли. Еще одна зацепка для следователя — слова ребенка о том, что Константин делал снимки орального-полового акта. Однако в изъятом смартфоне фотографий сексуального характера обнаружить не удалось. У следствия есть свой ответ на этот вопрос: кадры мужчина мог удалить.

Остаётся также открытым вопрос о том, почему девочка не говорила о происшествии полтора года, а потом внезапно рассказала об этом ночью.

«Дело возбуждено недавно. Идёт первоначальный этап расследования. В настоящее время подана жалоба на постановление суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Судебное заседание ещё не назначено. Шансов очень мало. К сожалению, сложившаяся практика показывает, что по таким делам вышестоящие суды оставляют такую меру пресечения. <…> Говорить о шансах пока рано, я пока не виделся с самим Константином. Съезжу на место, посмотрю. В идеале хотелось бы с ребёнком и его родителями пообщаться, хотя вряд ли они позволят. Всё усложняется тем, что я буду слышать только одну сторону», – рассказал «Вести Новосибирск» адвокат подозреваемого.

Доказательства непричастности

По словам Ольги, девочка теряется в показаниях.

«Она путает время года, не помнит, зима это была или лето. Она говорит, что ключи от бани дала бабушка, но мама (бабушка) это отрицает. Родители девочки говорят, что она сама бегала из дома в дом, но как она могла туда одна бегать, если там находилась большая собака? Она не отходила от мамы. Никто не видел, чтобы Костя с ней вдвоём куда-либо уходил.

Пять человек говорят, что Костя и девочка не уходили никуда вдвоём!», — говорит  Ольга.

Несмотря на то, что в защиту Константина свидетельствует большое количество людей и находившиеся в доме родственники, да и показания ребенка выглядят нелогично, Ольга уверена, что шансов на оправдание у мужа почти нет.

Сейчас адвокат пытается добиться домашнего ареста на время проведения следствия. Материалы дела будут переданы в суд не ранее декабря 2021 года.

Ольгу не пускают на свидания к мужу, с которым она знакома почти 20 лет, вся связь с ним поддерживается только через адвоката. С сестрой она также не общается, но не по своей инициативе: Екатерина полностью прервала какую-либо связь также со всеми другими родственниками, родителями и братьями по причине того, что они поддерживают Константина и не верят в его вину.

Немного статистики

Максимальный срок по статье 132 ч. 4 «совершение насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних» — двадцать лет заключения. Несмотря на длительный срок наказания, по данным МВД России, только с 2014 по 2019 год количество случаев сексуализированного насилия над детьми выросло на 42 процента. В 2018 году было зарегистрировано порядка 14 тысяч преступлений сексуального характера, их жертвами стали более 11 тысяч несовершеннолетних (такая статистика говорит о том, что в ряде случаев жертвами становились одни и те же дети).

По данным ЮНИСЕФ, каждая десятая девочка и девушка в возрасте до 20 лет хотя бы раз подвергалась сексуализированному насилию — в 90 процентах случаев со стороны людей, которых они знали лично: родственников, учителей, соседей, друзей или мужей.

Оправдательные приговоры по 132 статье редки, но бывают и истории с хорошим концом. Так, в 2010 году педагога и музыканта Анатолия Рябова обвинили в приставании к двум своим ученицам. В защиту учителя выступили его ученики и коллеги. Со слов свидетелей защиты, Рябова оговорила мама одной из якобы потерпевших — в отместку за то, что педагог отказался заниматься с ее дочерью. Весной 2012 года суд оправдал Анатолия Рябова. Впоследствии он по суду добился выплаты от государства в размере 2 млн рублей в качестве компенсации.

Текст: Екатерина Ломакина.
Фото: pixabay.com
Поделиться в VK
Поделиться OK
Отправить в телеграм
Отправить в WhatsApp

Комментарии

Рекомендуем