Пассажир самолёта

Plane Passenger — молодая интересная группа, стиль исполнения которой определяется как построк — экспериментальный жанр рок-музыки. Вокал и гитара группы, арт-директор антикафе «Кот да Винчи» Михаил Багаев рассказал Сибдепо о новом альбоме, экспериментах и о том, каково живётся инди-рок-группе в Кемерове.

Plane Passenger — молодая интересная группа, стиль исполнения которой определяется как построк — экспериментальный жанр рок-музыки. Вокал и гитара группы, арт-директор антикафе «Кот да Винчи» Михаил Багаев рассказал Сибдепо о новом альбоме, экспериментах и о том, каково живётся инди-рок-группе в Кемерове.

— Слышала, вы собираетесь записывать альбом, как успехи?

— У нас один альбом уже вышел, сейчас мы записываем второй: записи в процессе сведения. Причём записывали мы здесь, в «Коте да Винчи», этим летом, несколько ночей подряд. Как только появятся записи, мы хотим договориться с московским лейблом, чтоб подписаться на него, потом выложим в Cеть или на физическом носителе, скорее всего, это будут CD-диски, до винила нам пока ещё далеко.

— Давно ли был записан первый альбом?

— Первый альбом записывали в начале 2012-го, на студии Романа Романовского, широко известного среди металлистов нашего города звукорежиссера. Сейчас мы работаем уже с Валерием Черкесовым (кемеровский звукорежиссёр, живёт в Москве, сотрудничает со многими известными исполнителями: Симфонический оркестр Монако, Джо Кокер, Дмитрий Хворостовский, Земфира, группа «Калинов мост» и многие другие. — Прим. Сибдепо). Он на нас сам вышел, послушал первый альбом и предложил вместе записать, поэкспериментировать. В принципе в альбом войдут те композиции, которые мы сейчас исполняем вживую. Сейчас уже работаем над новым материалом, в дальнейшем он будет выходить синглами. У нас есть планы и есть амбиции. Например, массовое распространение в Интернете через социальные сети. С прошлым альбомом на нас выходили из других стран через тот же «Твиттер», нас крутили на иностранных радиостанциях в Англии, в Техасе.

— Как образовалась группа?

— Сначала просто играли музыку, потом услышали, что называется такая музыка «построк». С этого всё и началось. Появилась группа в 2010 году, состав много раз менялся, неизменными участниками были Александр Папин — барабанщик, отвечает за семплы, эффекты, голос, вокал, я отвечаю за гитару, эффекты, шумы. Сейчас нас трое, ещё Евгений Лич — басист. Этим составом выступаем больше года. То, что играем в нашем городе, — аутентично. Нет похожих коллективов. Были коллективы, но разъехались — кто в Москву, кто в Питер.

Вообще, мы продолжаем экспериментировать, поэтому сложно назвать конкретный стиль. То, что про нас пишут, что мы построк — это так, формальности. Скорее у нас это «атмосферная инструментальная музыка». С 2011 года занимаемся организацией концертов фестивалей подобного направления, предоставляем музыкальное оборудование, поэтому решили организовать промогруппу WLCM aboard.

— У кого-нибудь из участников группы есть музыкальное образование?

— У нас ни у кого нет. В России есть группы-самоучки, которые больше года играют на инструментах, уже объездили с гастролями всю Европу. Например, Motorama из Ростова-на-Дону. Они стали популярны через социальные сети, объездили на автобусе, который сами арендовали, всю Европу, тогда только их заметили наши СМИ, в частности журнал «Афиша». Сейчас гастрольный график охватывает несколько континентов, но в России их знают лишь единицы.

— Насколько сложно существовать и развиваться группе в Кемерове?

— Сложно, но интересно. Смотря чего мы хотим от этого добиться, год назад хотели вырваться в Питер, но, пообщавшись с друзьями, с другими группами, поняли, что такие молодые группы едут туда и, по сути, начинают с того же самого. Там куча таких групп, которые едут из провинции в столицу и зависают — и всё, мало кто получает там какое-то развитие. Есть, конечно, хороший пример — ребята из Новокузнецка: переехали в Питер, поменяли название, стали известны в узких инди-кругах.

Был как-то фестиваль «Сибирь.Da!» — оказалось, что мы самая молодая группа и самая необычная, то есть мы приехали, выступили, но нас никто не понял, аудитория не готова. Аудитория тоже должна быть продвинута, а продвинутая есть только в Интернете.

Мы сейчас даже стараемся реже давать концерты в Кемерове, так как здесь на нас приходит не так много людей. В Барнауле аудитория совсем другая, аплодисменты есть, в Кемерове не понимают, песня закончилась или нет, в Новосибирске очень мощная энергетика у аудитории. Для музыканта важен обмен со зрителем, то есть ты выкладываешься, если получаешь обратную реакцию, то чувствуешь кайф. Инди, построк не для массового зрителя, всё равно отклик в стране есть, даже в Сибири.

В Кемерове публика не собирается в одном месте. Много людей — и только пять «в теме», остальные просто послушать пришли. В Новосибирске, Томске есть такие места, куда ходит подготовленная публика, у нас это только театр «Встреча».

— Планируете ли гастроли по России, по миру, может быть?

— По России, когда наберем достаточно материала, может быть, сформируем тур, это, конечно, всё своими силами нужно делать, находить контакты организаторов, может быть, к следующему лету получится.

— Группа приносит какую-то прибыль или всё держится на энтузиазме?

— Есть такой жанр, направление DIY (от англ. Do It Yourself — рус. «сделай это сам») — это про нас. Группа, в которой нет менеджера, она всё делает сама, но это не значит, что плохого качества. Если б на нас не вышли, мы бы сами всё записывали, обычно такие группы не гонятся за высоким гонораром, потому что трезво себя оценивают. У нас друзья есть из Барнаула, «Деревья умирают стоя» — один из самых известных в Сибири построковых коллективов, играют канонический меланхоличный построк, в конце июля выступали в Кемерове, всех в депрессию вогнали. Приехали на своем микроавтобусе, попросили только дорогу им оплатить, осенью едут в тур по западной части России, всё через Интернет делается. Многое на энтузиазме, у многих есть работа, семья, дети, а они всё равно занимаются, катаются по турам, ради интереса.

— Выступаете ли на корпоративах?

— Играли мы на открытии выставок, если это можно назвать корпоративами, в Доме художника, музей ИЗО. Мы не наглеем, ставим гонорар в кемеровских ценах, если выезжаем в города, максимум — нам оплачивали проезд, гонорар не ставили, мы скромняшки, мы скорее хотим поделиться своим творчеством.

У нас есть отдельный проект COMBO — вот это коммерческий проект, несерьезный. Однажды вышли на улицу Весеннюю с комбиком и электрогитарой и решили спеть не «гражданку» и Цоя, а песни инди-групп, которые мы слушаем, в духе стрита. Комбик, гитара и голос, намеренное качество звукоизвлечения с электрогитарой, аранжировка специально минималистическая, самое удивительное — людям нравится. Люди первый раз слышат незнакомую песню на английском языке. Стоят и слушают. Получается своего рода социальный эксперимент. Мы не перестаём это делать, потому что удивляемся тому, что люди всё равно это слушают, и это любопытно, хотя они привыкли к чему-то старенькому, а мы воспитываем.

— Ну и традиционный вопрос: какие у вас планы на будущее?

— У нас есть амбиции более известными стать, в Европу рвануть, ещё куда-то. Есть цель — попытаться подписаться на московский лейбл и чтоб приглашали на фестивали в Москву и в Питер. В принципе у нас противоречивые идеи — мы хотим и экспериментировать, и как-то где-то более-менее известными стать, а это трудносовместимо.

Беседовала Юлия Праздницина.

Послушать Plane Passenger можно здесь.

Комментарии

Рекомендуем