Пациенты-обманщики и постоянный риск: кемеровские медики скорой помощи недовольны условиями работы

Сотрудники кемеровской скорой помощи рассказали об условиях работы, мерах безопасности и тех доплатах, которые им за это обещает власть.

Приехали «на живот», увезли в инфекционную

Елена Шагиахметова на скорой помощи работает очень много лет и к порядкам, которые установлены властями всех уровней для работы этой службы, относится крайне критично. Женщина неоднократно публично говорила и писала о переработках, не комфортных для врачей условиях и недостаточной заработной плате, конфликтовала с руководством. Она считает такую «оппозицию» очень полезной в плане защиты интересов медработников. Впрочем, самой работе такая позиция не мешает – так же, как и другие сотрудники, Елена Шагиахметова выезжает для помощи больным. Руководитель Кемеровской станции скорой помощи Сергей Киреев утверждает, что относится к своей подчинённой не хуже и не лучше, чем к другим сотрудникам.

По мнению Елены Шагиахметовой, сейчас медики скорой помощи рискуют намного больше, чем в обычных условиях, причём риск этот не оплачивается должным образом и вряд ли будет оценен в будущем.

«До 16 апреля на кемеровской скорой помощи работали специальные «коронавирусные бригады», по две на каждую подстанцию, всего шесть бригад. Ребята одевались полностью, как полагается – в очки, перчатки, маски и комбинезоны. Они увозили в больницу пациентов с подтверждённым диагнозом или с подозрением на коронавирус. А все остальные работали просто так, практически без защиты, ездили в масках и перчатках. Простых одноразовых масок хватило на три дня, потом выдали респираторы со сроком годности в месяц. Причём в Прокопьевске, я знаю от коллег, всех сотрудников скорой помощи стали экипировать очень хорошо ещё с середины марта. И только 16 апреля, когда руководитель областного Центра медицины катастроф поговорила с сотрудниками Кемеровской станции скорой помощи, нам стали завозить мешки и пакеты со средствами индивидуальной защиты. Сейчас каждая бригада, в том числе и водители, «упакована» в комбинезоны, бахилы, очки, шапки, тканевые маски», – рассказала Сибдепо Елена Шагиахметрова.

Не ждите: в Кемерове скорая будет работать по-новому

При этом, по словам собеседницы, защитные свойства тканевых масок вызывают большие сомнения, и медики всё равно, даже в средствах защиты, очень рискуют, буквально при каждом выезде. В первую очередь потому, что даже обычный вызов, не связанный с симптомами ОРВИ, может оказаться опасным для них.

«Сейчас из-за ограничений в работе поликлиник часть пациентов «пересела» на скорую помощь – они не вызывают врача на дом, не едут сами в больницу, а просто вызывают скорую. И не всегда сообщают правильные симптомы. Например, может быть так: медики поехали на обычный вызов с симптомами «живот болит», а их встречает пациент с высокой температурой, кашлем и пневмонией. Такое тоже может быть. У нас сейчас одна бригада сдаёт тесты на коронавирус. Пока отрицательные», — рассказала Елена Шагиахметова.

При этом, по ее словам, несмотря на то, что медики скорой помощи рискуют каждый день, работы у них стало больше и каждый вызов, из-за необходимости одеваться в защитные костюмы, а потом сдавать их на дезинфекцию, занимает больше времени. Зарплата за март не увеличилась, а, наоборот уменьшилась в части стимулирующих выплат.

«Да и обещанные Путиным деньги для медиков, которые работают с такими больными, только на бумаге кажутся огромными суммами. Нас уже ознакомили с правилами выплат: около 2000 рублей для врача и то только за ту смену, где медик точно контактировал с больным с подтверждённым диагнозом «коронавирусная инфекция». А рискуют люди каждый день», — отметила собеседница.

В сутки 30 вызовов «на коронавирус»

По словам руководителя Кемеровской станции скорой помощи Сергея Киреева, медики скорой помощи в областной столице были обеспечены средствами защиты с самого начала, но на разных этапах по-разному. Изначально, действительно, были сформированы спецбригады медиков, которые работали с заражёнными COVID-19.

«Средствами защиты медики обеспечены в полном объёме. Мы постоянно ведём закупки СИЗ. Первые недели люди, которые ехали на обычные вызовы, выезжали в одноразовых халатах, бахилах, масках. Но были открытые участки кожи. Никто же не знал, что эпидемия будет такой масштабной. Сейчас ситуация изменилась – медики в полностью закрытых комбинезонах. В сутки в Кемерове поступает примерно 30 потенциально опасных вызовов, когда скорую помощь вызывают на «температуру и кашель». Такой вызов по степени риска заражения сразу приравнивается к выезду к больному COVID-19, хотя это чаще всего обычный грипп и ОРВИ. И бригада экипирована соответствующе – в комбинезонах, масках, перчатках, очках, бахилах. После выезда костюмы сдают на дезинфекцию, переодеваются в такие же. В сутки «уходит» минимум 60 таких костюмов», — рассказал Сергей Киреев.

При этом, по словам Сергея Киреева, в марте количество вызовов скорой помощи не увеличилось, а в некоторые недели даже было меньше, чем в предыдущем году в марте.

«Этому есть объяснение: люди сидят дома, школы закрыты, дети под контролем родителей – меньше получают травм, меньше простывают. В среднем у нас 430-460 вызовов по Кемерову за сутки, и это те же самые цифры, что и в прошлом году. Участковые также ходят по домам, так что количество вызовов не увеличилось. В марте какого-либо значительного снижения зарплаты у сотрудников скорой помощи не было. Чуть-чуть снизились стимулирующие выплаты. Но тут объяснение простое: стимулирующие выплаты идут из фонда заработной платы, из которого мы закупаем средства индивидуальной защиты для сотрудников, поэтому по этой графе небольшое снижение идёт за март. Базовую часть медики получают без изменений, сколько отработал – столько получил», — рассказал Сергей Киреев.

Доплаты за опасную смену

По информации Минздрава Кузбасса, для медиков, которые работают с заражёнными коронавирусом пациентами, а также с пациентами, у которых есть подозрение на заражение, предусмотрены и федеральные и региональные выплаты (с полным списком можно ознакомиться на сайте Минздрава Кузбасса). При этом для получения федеральных выплат обязательным условием является работа с пациентом с подтверждённым диагнозом COVID-19.

В частности, для врачей, в том числе врачей скорой помощи, федеральная доплата за одну смену, когда специалист точно работал с больным с подтверждённым диагнозом «коронавирусная инфекция», составляет 2 261 рубль. Если такой специалист работал с заражёнными коронавирусом больными каждую смену весь месяц, то в сумме это будет 27 962, 4 рубля. Фельдшеры, медицинские сестры, медицинские сестры – анестезисты при таких же условиях получат доплату 1 130 рублей за одну 12-часовую смену (13 981, 2 рубля за весь месяц постоянной работы с заражёнными коронавирусом пациентами). Фельдшеры (медицинские сестры) по приему вызовов и передачи их выездным бригадам – 565 за 12-часовую смену (6 990, 6 рубля за месяц).

При этом для медиков скорой помощи и медиков в стационарах планируется в скором времени ввести ещё доплаты. Получить их смогут те, кто отработал весь месяц, даже при том условии, что в числе пациентов, которых они приняли и оказали медпомощь, был только один человек с подтверждённым диагнозом COVID-19. Врачам скорой помощи власти пообещали доплачивать 50 000 рублей, фельдшерам, медсёстрам и водителям машин – 25 000 рублей. В стационарах врачам пообещали доплачивать 80 000 рублей, среднему медицинскому персоналу – 50 000 рублей, младшему медицинскому персоналу – 25 000 рублей.

Текст: Екатерина Бухтиярова.
Фото: pixabay.com. архив Сибдепо, личный архив героя материала.

Комментарии

Рекомендуем