Поуехавшая: кемеровчанка – винный мастер в Бордо

Кемеровчанка Ксения Суглобова хотела всего лишь прокачать свой французский, но в итоге нашла свою любовь и переехала жить в Бордо. Теперь девушка занимается не статистикой и эконометрикой (как должна согласно диплому), а производством вина в центре самой знаменитой винной провинции в мире — Бордо. Ксения рассказала нам, а точнее – вам о налогах, француженках, поцелуях с незнакомцами и пьяном вождении. Бонус: мадмуазель поведает кузбассовцам, как правильно выбирать вино.

«Целуют всех подряд»: о любви, французах и разнице с Кемеровом

Изначально я ехала во Францию чтобы подтянуть язык и получить соответствующий сертификат о знании французского, который потом помог мне поступить в магистратуру в Лионе. Я её так и не закончила, потому что поняла, что заниматься статистикой и эконометрикой всё-таки не хочу.

Многие считают, что Франция – страна любви. На самом деле, если это и страна любви, то любви к жизни, как таковой. И нам определённо нужно поучиться у французов любить себя и своё время.

Женщина во Франции свободна от предрассудков, связанных с красотой, стилем и положением в семье и обществе. В основном тут не увидишь боевого макияжа и невероятных каблуков. Ногти чаще всего коротко подстрижены и ничем не накрашены (потому что иначе лаку придётся облезать самому, так как снимать его им совершенно лень), никаких наклеенных ресниц и крашеных бровей и даже седина никого тут не шокирует. Всё очень просто, удобно и не всегда красиво. Но вот мужчины во Франции часто очень элегантные и красивые.

Кстати, готовить, мыть посуду и убираться для мужчин здесь совсем не стыдно и говорить об этом тоже. С русскими разный менталитет.

Если решаешь переехать во Францию, нужно обязательно знать язык. Именно французский, потому что с английским французы не очень дружат.

Ещё французы любят целовать всех подряд – в щёку, два раза (с одной и другой стороны). Поэтому не стоит удивляться, если вдруг при знакомстве тебя захотят поцеловать.

Французы очень тактичны и никогда не скажут при всех, что ты неправильно держишь вилку, нож или бокал. Но помню, что первое время мне было тяжело целовать всех подряд. Вот представьте, вы приглашены в гости, заходите, а там человек 15 и вот с каждым при встрече нужно чмокнуться! 2 раза! И прощаясь тоже. Меня это жутко бесило! Знаешь ты человека или нет – целуй! Сейчас уже легче, но иногда я просто протягиваю руку. Их, конечно же, это удивляет, но что поделать, издержки культурного воспитания.

В воскресенье чаще всего все магазины закрыты, кроме Парижа, конечно. Поэтому купить хлеб или помидоры в воскресенье просто нереально. В Париже найти работу по специальности и в соответствии с личными запросами легче, но жить в мегаполисе сложно и накладно. А в городах поменьше — сложнее с работой.

Работник во Франции, независимо от того, приезжий или нет, защищён по всем параметрам и очень подкован в вопросах своих прав и обязанностей. Обмануть его – значит нарваться на судебное разбирательство, в котором работодатель в 99% случаев проиграет. Но обманывают тех, кто приезжает работать из бедных стран ЕС в поисках заработка: людей не понимающих и не говорящих по-французски легче эксплуатировать. Говорю так, потому что знаю таких людей лично, но не могу сказать распространено ли это среди всех работодателей.

Когда я переехала, очень стала ценить медицину в России и наших специалистов. Потому что во Франции с этим проблематично, лекарство от всех бед – парацетамол. А уж про определение диагноза я вообще молчу. Тут болеть не принято.

В аптеке во Франции мало что купишь без рецепта, поэтому тут является нормальным ходить к врачу не только чтобы поставили диагноз, но и за справкой с рецептом. Лично у меня всегда диагноз определяли по глазам. И я не шучу! Посмотрят в глаза, послушают симптомы и наобум пальцем в потолок. Ну так то я в принципе и загуглить могла. Например, я обращалась в больницу из-за непрекращающегося кашля без симптомов простуды. Врач придумал мне какую-то аллергию на основании своих догадок. В Кемерове обалдели, когда услышали – оказалось у меня нет аллергии.

Так что вожу лекарства на всякий случай из России-матушки и проверяюсь хотя бы раз в год по всем параметрам в Кемерове.

Кемерово и Бордо совсем не похожи. Ни по архитектуре, ни даже по количеству магазинов. Общественный транспорт в Бордо, как и в любом городе Франции, сделан для людей и их комфорта соответственно, целью является убедить людей как можно меньше использовать машины и улучшать экологию.

Ещё, конечно, хотелось бы сказать о разделении и переработке мусора. Во Франции, да и во всей Европе, это очень сильно развито, чему нам стоит у них поучиться. Но в Кемерове, наверное, чувствуешь себя в большей безопасности – это, пожалуй, главное отличие. Я не говорю, что мне тут страшно, но разница с Кемеровом большая, ощущения очень похожи на те, когда ты оказываешься в час пик в московском метро. Очень часто на улицах просто толпы людей, особенно в субботу в Бордо на самой длинной улице с магазинами не протолкнуться. Но я живу не в самом Бордо, а за 40 км от него, так что у меня тут тишь да гладь.

«Законом не запрещено»: о французском иммунитете к алкоголю и налогах

Улитки, устрицы, лягушки – я пробовала всё. На самом деле улиток можно купить в любом магазине, уже готовых и есть хоть каждый день. Но это скорее праздничное блюдо, и оно вкусное. Лягушек лучше пробовать в ресторане, на мой взгляд, так что это тоже удовольствие не на каждый день. На вкус, кстати, как курица.

А вот устрицы – в зависимости от региона: чем ближе к морю/океану, тем дешевле это удовольствие. Мы живём в 1,5 часах езды от океана, поэтому едим устриц почти каждое воскресенье. Потому что они свежие и недорогие. А вот парижанам такое удовольствие обойдётся в разы дороже.

Традиции более-менее похожи на русские. Но, например, на Пасху дети ищут шоколадные яйца, которые родители прячут в саду.

И на праздники или просто когда гости собираются, за трапезу могут поменять до четырёх вин (аперитив, главное блюдо, сыр и десерт). Нужно просто понять, что французы и вино не отделимы, любят они выпить бокал вина в обед и за ужином. Мне иногда кажется, что у них иммунитет к алкоголю.

Кстати, законом не запрещено водителю со стажем выпить 250 мл пива/ 300 мл вина/ 30 мл крепкого алкоголя и сесть за руль. Но это правило только для опытных водителей, новичку, у которого меньше трёх лет стажа, запрещено.

Конечно, нередко французы не соблюдают эти нормы и могут выпить на бокал больше. Но если уж ты нарушил, тебя остановят и выявят превышение нормы, то тут уж пеняй на себя. У французов права измеряются баллами, их всего 12, за разные нарушения баллы снимаются. Нет баллов – нет прав. За вождение в нетрезвом виде снимают 6 баллов, штраф от 135€ до 4500€ (в зависимости от степени опьянения), могут и в тюрьму посадить. Так что французы таким не шутят, но и не могу сказать, что предельно осторожны: именно алкоголь — первая и главная причина смертности на дорогах.

В СМИ сейчас можно увидеть, что во Франции проходят манифестации «жёлтых жилетов». Средний класс еле-еле дотягивает и пока ещё цепляется и держится за достойный уровень жизни, но с ростом налогов, которыми, подчеркну, средний класс облагают в немалых размерах, люди продержатся не долго. Отсюда и недовольства. Не хочу вдаваться в подробности, так как это огромная тема, но в целом налоги во Франции убийственные и на всё, что только можно ими обложить. У предприятий дела обстоят не лучше – те, кто слишком малы, чтобы регистрировать бизнес в офшорах, крутятся как могут и платят максимум, ну а большие и сильные мира сего отмывают деньги и почти у всех есть филиалы в таких прекрасных офшорных зонах.

Как Бенджамин Баттон: об образовании и религии

По возрасту учёба примерно так же, как у нас в России: с трёх до шести лет – детсад, с шести до 10 лет – началка. А вот дальше начинается самое забавное. Классификация среднего образования идёт в обратном порядке, начиная с 11 лет. Так, с 11 до 14 лет дети учатся в «collège » (колледж), причём сначала идут в шестой класс, а заканчивают – в третьем. Причём чаще всего с трёх до 14 лет они учатся в одной школе. Затем переходят в лицей, где учатся во втором и первом классе, соответственно. В 17 лет – выпускной класс, по окончании которого французы сдают БАК, бакалавр по-нашему. Полученная степень позволяет им поступить в любой вуз бесплатно.

Есть ещё высшие школы, это не госорганизации, они являются престижными, но платными и не все могут себе их позволить. Например, для подготовки на должность инженера или коммерческих работников. Для учёбы в таких школах чаще всего студенты или их родители берут кредит.

Самыми популярными и престижными профессиями считаются инженеры, статистики, актуарии, хирурги, стоматологи. Как и везде, ведущие должности в разных сферах хорошо оплачиваются, так что сложно сказать, что наиболее актуально.

Что касается самой учёбы в университете, то, как бывший студент, могу сказать, что она похожа на российскую систему. Только очень много разнообразных практических индивидуальных работ и в группах. Постоянно! Преподаватели не особо заостряют внимание на студентах – учебники и мозг нам в помощь. Никто не будет ничего разбирать или объяснять повторно, а тем более спускать с рук и ставить минимальный проходной балл за красивые глаза или коробочку конфет (или что там у нас принято в России дарить?).

Кстати, у французов 20-балльная шкала оценок, то есть, чем меньше баллов, тем хуже. А ещё есть коэффициенты в зависимости от предметов – некоторые предметы играют большую роль в твоей финальной оценке за семестр, чем другие. Но пренебрегать ими, конечно, не стоит, потому что даже 1,5 балла очень важны. Чтобы пройти в следующий семестр без хвостов, надо наскрести минимум 10 баллов. Ну и магистратура у французов – это очень серьёзно, не всех туда принимают и надо иметь достаточный уровень подготовки.

Очень ярко в европейском обществе выражено отделение государства от религии, и это очень отражается на образовании. Например, не так давно у нас в городе был скандал, что учительница организовала поход в кино с классом на мультик, а когда сеанс начался, она поняла, что присутствует рождественский подтекст и упоминание о рождении Иисуса. Она поспешила вывести весь класс из кинотеатра, несмотря на оплаченные билеты и недовольных детей. В общем, религию в Европе никто не навязывает и не пропагандирует и даже не упоминает о её существовании в школах и прочих государственных организациях – да здравствует секуляризм. Но есть и религиозные школы. Я считаю такой подход правильным, потому что в Европе население разительно многонациональное, и конфессий немало.

«Винишко – моя любимая тема»: о работе винодела

Так уж вышло, что мой мужчина – винодел. Поэтому уровень моих познаний о вине с нулевого достиг уровня «Бог». Шучу, конечно, я ещё учусь.

День винодела разный, в зависимости от сезона, но начинается рано: в 8 утра зимой, как сейчас, и в 6:30 летом – чтобы не работать на солнцепёке после обеда.

У моего винодела семейный бизнес, и в этой профессии надо быть в целом очень разносторонним и подкованным в разных сферах – нужно уметь общаться с поставщиками, клиентами, импортёрами, разбираться в биологии и химии для правильной работы с виноградниками и виноградным соком, а в последствии, и с вином, и быть хорошим управленцем в работе с персоналом.

Подчеркну, что создание хорошего вина – долгий и кропотливый процесс. Наверное, многие знают, что Франция разделена на регионы и вино в каждом из них различается по аппеллясьону (как, например, коньяк в регионе Коньяк, шампанское в регионе Шампань и кагор в регионе Каор и т.д.) и сорту винограда.

Мы живём в регионе Бордо, где производятся вина под названием сотерн (белое десертное). Производиться такое вино может только на земле Сотерн или Барсак, которые очень близко расположены и находятся между двух рек, одна из которых с холодными водами, а другая – с тёплыми. Из-за этого ранним утром случается туман, в котором присутствуют споры благородного грибка, который «устраивается» на гроздях белого винограда и обезвоживает их за всё лето, концентрируя тем самым содержание сахара. От этого наша прекрасная гроздь становится похожа на нечто малоприятное, но очень сладкое и вкусное – это и есть смысл существования и главная гордость этой провинции. Кстати, производят в Бордо не только сотерн, но и красные и белые сухие вина, которые также известны во всём мире.

Собирают виноград в несколько этапов вручную до поздней осени, тщательно отбирают и нюхают, чтобы пахло мёдом и вареньем, а не уксусом. Кстати, виноград для красных вин и белых сухих можно собирать машинным способом.

Во Франции очень строго с нормами и правилами. Например, нельзя поливать, собирать сотерн машинным способом, добавлять чтобы то ни было в состав вина.

Сбор винограда – это очень тяжело физически. Я, например, не могу продержаться пять часов подряд, очень уж жарко. Но это я, а так правила для всех одни: пришёл – значит работай. Чаще всего в первый день отсеиваются люди без опыта, которые думали, что смогут продержаться. Чаще всего работают итальянцы и испанцы, которые приезжают на своих кэмпингкарах, некоторые иногда останавливаются на заднем дворе поместья. В этом году даже русская пара работала. Есть те, кто приходят на сбор винограда каждый год. В основном все хорошие ребята.

После окончания сбора винограда – традиционный праздник, который до позднего вечера отмечает вся команда. В этот день все собираются вместе, едят, пьют, танцуют. Очень хорошо это показано в фильме «Возвращение в Бургундию».

Следующий этап создания вина – пресс. Сейчас всё автоматизировано, поэтому виноград давят не ногами, как Челентано, а с помощью большого механизма. Потом сок отстаивают в бетонном чане и уже потом ферментируют в стальных цистернах, останавливают ферментацию и разливают по бочкам на 12-24 месяца, чтобы наше вино выросло и повзрослело.

Вино, которое мы производим, сладкое, его во Франции знают все и традиционно пьют на Рождество.

Я знаю, что в одном магазине на Кирова есть вина из нашей провинции, даже видела там продукт, который производит знакомый сосед-винодел.

Вино – это настоящее искусство. Но всё зависит не только от хорошо проделанной работы, но и от погодных условий. Например, во Франции на дни рождения близких, особенно если ты живёшь среди ценителей вина, принято дарить бутылки года рождения. Но не всегда это возможно. Например, мой год, 1993, выдался совершенно неподходящим для виноделов, поэтому мне такого подарка не видать. Потому что вино, которое может храниться так долго либо красное, либо сотерн, которое в тот год никто не делал, а если и делал, то оно было так себе, мягко говоря. Для сотерна ещё 2017 год был плохим, потому что большая часть виноградников пострадала из-за заморозков.

Соседи для нас скорее коллеги, нежели конкуренты, но есть и друзья, и всем поместьям сравнительно много лет. Например, Chateau Caillou (Шато Кайю). Это такое семейное поместье семьи Пьерров, которое похоже на замок из мультиков Дисней. В переводе с французского «Caillou» означает «камушек», а фамилия Pierre переводится как «камень», вот такая получается непосредственная взаимосвязь фамилии и Шато. Это поместье переходит из поколения в поколение с 1909 года и является одним из немногих семейных предприятий, кому в 1855 году была присвоена классификация Grand Cru Classé (Гран Крю), что очень престижно.

О том, как правильно выбирать и пить

Даже самим французам сложно выбирать в масс-маркете хорошее вино. Но из моих личных соображений – если на бутылке нарисовано Шато (замок или поместье), значит, скорее всего, вино было произведено там, а не сторонней организацией, а следовательно, такое вино заслуживает внимания. Хотя некоторые шато сейчас делают этикетку более современной, с необычным дизайном. Но если на этикетке (в основном на передней, но иногда и на задней) написано «mis en bouteille au château», «mis en bouteille à la propriété» или AOC (appellation d’origine contrôlée) – это знак качества. Но, к сожалению, чаще всего в русских магазинах этикетки заклеены переводом на русский.

А в остальном – дело вкуса и нужно пробовать. Поэтому французы чаще всего покупают вина в салонах, где можно сначала продегустировать, а уже затем брать.

Процесс дегустации, конечно, нужно показывать, но это совершенно не сложно. Самое важное – порядок. Дегустировать нужно по цвету (сначала белые, розовые, а затем красные), по текстуре (от самых сухих к ликёрным) и по дате (от самых молодых к более зрелым). И важно выплёвывать. Все французы в большей степени во время дегустаций выплёвывают вино, после того, как попробовали. Потому что их целью является выбрать новые и интересные вина, сделать запасы в винные погреба (нередко на весь год) и при этом выглядеть презентабельно до самого последнего бокала.

Русские туристы встречаются, конечно, но ведут себя абсолютно нормально. Где бы я ни была, мне ни разу не было стыдно. Даже проводила винные дегустации русским туристам и всегда всё было классно.

Не будучи профессионалами в этом деле, все нуждаются, чтобы их направляли во время дегустации, потому что объяснить аромат, описать вкус вина очень сложно, как и понять его примерный возраст. Всё приходит с опытом. Поэтому проводя винные салоны очень важно помогать клиентам выразить словами то, что они чувствуют – нотки личи или ананаса, например. Причём эти нотки в вине создаёт сама природа – для сладкого вина это характерно. Ещё могут быть нотки мёда, абрикоса, банана, ванили… В зависимости от земли, вида винограда, урожая, года, выдержки и так далее вкус меняется. Для красного могут быть характерны привкус сливы, чёрной смородины, ежевики, корицы и даже древесный вкус. Белому же присущи нотки яблок, лимона, крыжовника, персика.

Всегда очень приятно видеть удивлённые лица и подтверждения того, что они именно это и чувствуют, но не могут описать.

Текст: Анастасия Прокудина.
Фото: Личный архив героини.

Комментарии

Рекомендуем