Побег от 90-х: кемеровчанка о том, как получила гражданство в Германии, но вернулась обратно

Ирина Челнокова наполовину немка. Ее прабабушка родилась на Поволжье. В свое время еще Екатерина II там основала немецкую колонию. Однако когда началась война немцев расселили, и прабабушка Ирины попала в Кузбасс. В начале 2000-х семья решила эмигрировать на историческую родину. Однако прожив за границей два года, Ирина вернулась в Кемерово. Женщина рассказала Сибдепо, чем русские отличаются от немцев, и почему она выбрала жизнь в Кузбассе.

«Казалось, что ничего не наладится»

Мама с бабушкой часто говорили о переезде в Германию. У нас там и родственники были, и в гости мы иногда ездили. Но всё как-то оттягивалось. В итоге мой двоюродный дядя все же осмелился эмигрировать и начал зазывать остальных.

Его примеру мы последовали в 2002 году, когда мне было 22 года. Тогда только закончились 90-е, но сохранялось ощущение, что ничего в стране так и не наладится. Чтобы переехать, нужно было сдать тест на знание языка и немецкой культуры. Для этого мы поехали в Новосибирск, потому что в Кузбассе не было немецкого посольства. К счастью, сдавать тест нужно было не всем, так как остальных просто заселяли вместе с членами семьи. Всего нас было семеро: я с сестрой и родителями, а также дядя с тетей и бабушка.

По прилете в Германию нас разместили в лагере для переселенцев Фридланд. Он чем-то напоминал обычный летний лагерь для детей. Там нас зарегистрировали и где-то через 2 дня переселили в другой лагерь — Унна-Масен, где мы уже пробыли около месяца.За это время я успела познакомиться с другими переселенцами, с некоторыми впоследствии мы продолжали общаться.

Родственники наши жили в городах Билефельд и Дюссельдорф. Мы надеялись после лагеря обосноваться поближе к ним. Однако ни в один из этих городов нас не расселили. Мы попали в Люнен — небольшой городок в восьмидесяти километрах от Дюссельдорфа. Там мы всей семьей заехали в двухэтажное общежитие.

И снова в школу

В детстве большую часть времени меня воспитывали бабушка с прабабушкой. Последняя вообще почти не разговаривала по-русски. Поэтому немецкий язык на бытовом уровне я знала всегда. Плюс учила его в школе. Однако моего словарного запаса все равно не хватало, чтобы, например, устроиться на какую-нибудь должность. И так было не только у меня. Почти все эмигранты в то время довольно плохо знали немецкий язык. Поэтому большая часть переселенцев по приезде в Германию должна была ходить на языковые курсы. Я была в их числе. К слову, тогда в Германию в основном переезжали из России и Казахстана.

Всего я закончила два языковых курса. Первый продлился где-то 4 месяца, а второй — около полугода. При этом потраченное время шло в трудовой стаж. Параллельно мы собирали все необходимые документы, а также подыскивали другое жилье. Дело в том, что мы могли претендовать на квартиру, аренду за которую платило государство. При этом учитывалось количество жильцов: на главу семьи давалось 45 м², а каждый последующий член семьи добавлял к этой площади еще 15 м².

Когда закончила курсы, возник вопрос: а что дальше? По образованию я бухгалтер. И надо понимать, что налогообложение России и Германии существенно отличается. Вот и оказалось, что мои знания в другой стране стали бесполезными. Кроме того, чтобы поступить в университет, мне в 23 года нужно было вновь закончить 10-11 классы, но уже в немецкой школе. В итоге я с двойным гражданством решила вернуться в Кемерово, где осталась наша квартира. Бухгалтером, к слову, я так и не стала.

«Мы сильно отличаемся»

Когда мы уехали из временного лагеря и начали жить в Люнене, в глаза сразу бросилась одна особенность: во дворах нет детских площадок. У нас-то они почти у каждого дома, а там лишь в парках да скверах. Школьники в основном катаются на велосипедах и самокатах. А процедура выгуливания детей происходит по выходным.

Немцы в принципе живут по строгому графику. Встают они примерно в 04:00-05:00, так что уже в шестом часу на автобанах начинается движение. А все потому, что зачастую живут и работают они в разных городах. А в восемь вечера улицы уже пустуют. При этом в будние дни с 13:00 до 15:00 у них тихий час. Конечно, в разных городах это время может быть иным.

В целом их культура довольно сильно отличается от нашей. Если вас позвали на чашку кофе, то будьте уверены, что только кофе вы и получите. Кроме того, я никогда не понимала их юмор. Он мне всегда казался каким-то простым, неинтересным и без остроты. У них даже матерные слова какие-то мягкие. Да и вообще вам вряд ли там скажут что-то в лицо прямым текстом, скорее просто улыбнутся, а обсуждать будут за спиной.

Кроме того, немцы заядлые карьеристы. Семьи они создают уже после 30 лет и редко разводятся. Возможно, потому что у них огромные судебные издержки и алименты. Поэтому к браку они подходят гораздо более обдумано, чем наши соотечественники . Меня еще удивило, что в детских садах нет тихого часа и там не готовят еду. Родители сами собирают обед и приносят его в контейнере.

«В России такого не было»

В начале 2000-х в России ассортимент товаров все еще был скудный. Так, например, в Германии я впервые попробовала авокадо, различные соки и самое интересное — замороженные торты. Но была и обратная сторона медали. Не было привычной сметаны и сгущенного молока. Немцы их не производили, а закупали у Польши.

В то время за жилье платило государство, а жила я на пособие, которого хватало и на еду, и на развлечения. Хотя по началу было сложно перестроиться на иностранную валюту: я не понимала, что дорого, а что нет. Тем не менее, по выходным мы с друзьями любили ездить в соседние города Зельм и Дортмунд. Там регулярно ходили в ночные клубы, которые в то время существенно отличались от российских. В Германии часто устраивали вечера для наших соотечественников. Так, например, однажды я в живую смогла послушать Юрия Шатунова. Что забавно, для немцев подобные мероприятия устраивали значительно реже. У них в большей мере популярностью пользуются бары.

А один раз я смогла посетить Октоберфест. Тогда попробовала, наверное, все светлые сорта пива. Конечно, не за один день, а в течение нескольких недель. Что самое интересное, я почти ничего не потратила. Дело в том, что в этот праздник к каждому пиву предоставляется пробник, который может выпить любой желающий.

«В аптеке не купишь даже обезболивающее»

В Германии я столкнулась с тем, что в аптеках почти ничего нельзя купить без рецепта. Можно взять какую-нибудь морскую воду, чтобы полоскать нос, но те же обезболивающие и жаропонижающие продаются только с разрешения врача. Зато практически все специалисты входят в страховку. Если вы заболели, то вам предоставят все необходимое.

У меня же вся семья в итоге осталась там, поэтому когда отец заболел раком, лечился он у немецких специалистов. При этом ему бесплатно предоставили терапию и выдавали лекарства. Кроме того, когда состоянии у отца совсем испортилось, ему также выдали ходунки и коляску — все бесплатно.

С другой стороны, в Германии просто астрономический прайс у стоматологов, и в страховку они не входят. В России, конечно, лечение зубов тоже бьет по кошельку, но только при наших зарплатах. Для немцев значительно выгодней ездить лечить зубы к нам, что они и делают.

Родной край

В общей сложности в Германии я пробыла всего два года. До 22-х лет даже не ездила туда в гости. Сейчас у меня двойное гражданство, тем не менее, живу в Кемерове, где и родилась. У меня трое детей и русский муж. Немецкий уже стала забывать.

Переезжать в Германию во взрослой жизни без подходящего образования очень трудно. Конечно, дети адаптируются значительно легче: они могут отучиться в немецкой школе и без проблем поступить в местный университет. Однако о повторном переезде я пока не задумываюсь.

Текст: Вячеслав Лисичкин.
Фото: pixabay, pexels, PORA_VALIT/klaus_eichwald, Christian Fischer / de.wikipedia.org, Kassander der Minoer / de.wikipedia.org, kaʁstn Disk/Cat / de.wikipedia.org, kaʁstn Disk/Cat / Florian Lauenstein, instagram / finkbeinerthomas10, instagram / lowgasm_official, instagram / sevenpixphoto, instagram / hulalula_sasa
Поделиться в VK
Поделиться OK
Отправить в телеграм
Отправить в WhatsApp

Комментарии

Рекомендуем