«Родила — отказалась — детский дом, и далее по кругу»: в Кузбассе врачи забрали младенца у несовершеннолетней матери

Мастит, температура, мучительная разлука с сыном — именно это испытывает в настоящий момент родная мать новорожденного. Девушка не знает, где её сын и что с ним. Она надеется вернуть младенца, но государство не отдаёт малыша.

Катя проживает в детском доме в Новокузнецке. Девушка забеременела от подростка, не стала делать аборт и родила в 16 лет. Однако ребенка у неё забрали через 6 дней, отняв от груди в момент кормления. Перед этим медики насильно заставляли подростка написать отказ от малыша, но Катя заявила, что не хочет бросать своего маленького Матвея. История Кати запутанная и необычная.

Семья молодой мамы

Катя воспитывалась в приёмной семье вместе с мамой, отцом и сестрой, и эмоционально она всегда была ближе к отцу. В какой-то момент семья распалась, родители приняли решение разойтись. Отец уговорил Катю пойти жить с ним. В новой семье с папой и его новой супругой девочка прожила недолго, начались конфликты и приёмный отец вернул ребёнка в детский дом.

Приёмная мать девочки пыталась возвратить Катю обратно в семью, но женщине в этом отказали, сообщив, что Катя трудный подросток и считается, что родительница уже не смогла с ней справится.

«Я не бросала Катю, я всегда к ней приезжала в детский дом, мы вместе гуляли, проводили выходные. Я отправляла ей карманные деньги, перекидывала на карту, чтобы она могла купить себе вкусных продуктов. Я привозила одежду и еду. Всем привозила, не только Кате», — рассказала корреспонденту Сибдепо приёмная мама девочки.

Беременность

И вдруг Катя забеременела. Почему это случилось в детском доме и куда смотрели воспитатели? Этим вопросом задаётся общественный деятель Евгения Корюкова. Женщина взяла ситуацию в свои руки и пытается помочь Кате.

«Где же половое воспитание и почему несовершеннолетние девочки в детских домах регулярно беременеют, делают аборты и под принуждением взрослых отказываются от собственных детей? Это порочный круг, который нужно разрывать! Родила — отказалась — детский дом, и далее по кругу». Женить их бесполезно, он, как и она не может считаться взрослым, — возмущается Евгения Корюкова.

Катя отказалась делать аборт и родила в срок, 5 октября. На свет появился румяный здоровый мальчуган, которого она назвала Матвеем. Однако на молодую мать стали давить сотрудники детского дома и медперсонал роддома, заставляя писать отказ на ребёнка. Девочке рассказали, что ребёнок у неё государственный и ей не принадлежит. Так как малыш государственный он должен уйти на усыновление.

Спустя 6 дней, после родов, 11 октября, Матвея отняли от груди матери, а её саму вернули в детский дом. В государственном учреждении у девушки начался мастит, но ничего кроме «водочного компресса», по ее словам, ей предложить не смогли. Высокая температура, невыносимые боли в груди от большого количества молока и мучительные страдания от разлуки с сыном — всё это до сих пор продолжает испытывать Катя. Лечить подростка и отправить её на физиолечение воспитатели не могут, так как по закону ей нужно организовать сопровождение, возможности это сделать у учреждения нет, утверждает Евгения Корюкова.

Все это время приёмная мать Кати вместе с дочерью борется за внука. Женщина начала бить тревогу сразу, после того, как узнала о беременности.

«Я говорила, что Катю нужно с ребёнком поместить в один детский дом. Мне обещали, что так и будет, сказали, что передут её в детский дом № 95. Но в последний момент выяснилось, что это невозможно. Когда я сказала, что заберу Матвея и буду ждать, пока Кате исполнится 18 лет, то мне заявили, что я хочу заработать на Кате и подам на неё на алименты. Всего у меня две приёмных дочери, Катя и ещё одна, которая живёт со мной. Но на алименты я не подавала никогда, ни на одну из моих дочерей», — рассказала приёмная мама молодой роженицы.

Если Катя не откажется от ребёнка, то государство лишит её материнских прав, но не сразу.

«У нас по закону, если она не откажется от сына сама, то ребенок попадёт в дом малютки, а Кате начислят алименты. По 13 тыс рублей минимум, за два года это будет 312 тыс рублей. В 18 лет она покинет детский дом и её автоматически лишат родительский прав за накопившийся долг. В силу возраста она не сможет выплатить его сразу, тем более у неё не будет средств, чтобы обеспечить ребёнка. И так с каждой, кто беременеет в детском доме, а такие случаи происходят регулярно», — сообщила Евгения Корюкова.

Евгения добавила, что уже сейчас они с Катей решили, что Катя будет учиться на парикмахера, чтобы самой научиться зарабатывать деньги. Приёмная мама Кати надеется, что ребёнка до 18-летия матери удастся взять под опеку, тогда мальчик сможет быть с бабушкой и видеться с мамой.

В настоящий момент представители несовершеннолетней девочки не предлагают ей вариант быть вместе с сыном. Они рассматривают лишь два способа решения ситуации: дом малютки с последующим лишением материнства или отказ и усыновление малыша чужими родителями.

Как рассказал корреспонденту Сибдепо юрист по семейным делам Дмитрий Ладыка, проблема в данном случае в том, что закон расходится с этическими нормами.

«Этически забирать ребёнка от родной матери недопустимо, здесь государство должно предоставить все условия, чтобы ребёнок находился с ней и встать на сторону девушки. Нельзя рожать или не рожать по желанию государства, как и дети не могут быть государственными. Дети в первую очень личность, такая же как и взрослые люди, заставить их принимать важные решения нельзя. 16-лет — это уже осознанный возраст, когда девушка может принять решение самостоятельно. Сейчас нет крепостного права и называть ребёнка государственной собственностью полное нарушение прав личности», — высказался юрист.

Дмитрий Ладыка добавил, что Кате обязаны предоставить возможность находиться с ребёнком. Однако в возможности совместно находиться в детском доме № 95, где сначала планировала Катя, ей отказали по причине отсутствия специальной медсестры в штате по уходу за младенцами.

«Это полная дикость»

Корреспондент Сибдепо связался с Центром поддержки молодым мамам в Санкт-Петербурге и рассказал историю Кати.

«Это полная дикость. 16 лет — это возраст, когда мать может сама воспитывать ребёнка и принимать решение, где ему находиться. Если девушка не эмансипирована и не имеет средств для воспитания ребёнка, то нужно попытаться найти ближайших родственников или тех, кто готов взять ребёнка под опеку вместе с матерью, до исполнения ей 18 лет. В данном случае таким человеком является приёмная мама девушки и я не понимаю, почему ей не отдают ребёнка. Разлучать мать и ребёнка насильно — это однозначно нарушение», — рассказала социальный педагог кризисного центра.

При этом в Кузбассе такого центра нет. По мнению, юриста Дмитрия Ладыка, в связи с отсутствием центра помощи молодым мамам, помочь Кате быть совместно с сыном, могут власти, которые предоставят возможность жить в детском доме с сыном до её 18-летия, либо передать Матвея в опеку приёмной бабушке до 18-летия Кати.

В самом детском доме «Ровесник», где проживает Катя, дать комментарий отказались. Заведующая детским учреждением сообщила, что 20 октября в администрации Новокузнецка состоялось совещание по вопросу Кати. Власти планируют готовить опровержение распространяемой в СМИ и соцсетях информации.

Редакция Сибдепо направила информационный запрос Уполномоченному по правам ребёнка в Кузбассе для разъяснения сложившейся ситуации с вопросом о законности отлучения ребёнка от родной матери. На момент публикации ответ получен не был. Также запрос на получение комментария по данной ситуации был направлен Вице-спикеру Государственной Думы ФС РФ Анне Кузнецовой.

Текст: Екатерина Ломакина.
Фото: pixabay.com
Поделиться в VK
Поделиться OK
Отправить в телеграм
Отправить в WhatsApp