Секс, который вас убьёт
Всё, что нужно знать о «ВИЧ-терроризме» в Кузбассе
Заниматься сексом в Кузбассе страшно. Потому что беда всегда рядом. Она многолика. Она живёт рядом с нами, знакомится, общается, заводит романы и занимается сексом. С одной лишь оговоркой – романтическое свидание может обернуться приговором. «ВИЧ-террористы» в СПИД или не верят, или развлекаются, распространяя инфекцию дальше. И всё это в Кузбассе - регионе, который уже много лет держит первенство по количеству зараженных ВИЧ/СПИД в стране! Откуда берутся «ВИЧ-террористы», как действуют, и как от них уберечься, рассказывают медики Кемеровского областного центра по профилактике и борьбе со СПИД.
«Сейчас в коридоре стоит пациент, который массово заражает людей. Я его спрашиваю: «Ты сколько людей заразил?». Он мне: «Четыре бабы и один мужик точно, дальше – не знаю». Я ему уже говорю: «Ты хоть понимаешь, что это - кошмар?». Он плечами жмёт, улыбается: «Конечно». При этом он получает здесь, в СПИД-центре, терапию, но не использует презерватив, продолжает распространять ВИЧ. И сделать с ним ничего нельзя…. Я могу только стыдить его, и всё. Предупреждающий стикер на него не повесишь, хотя такой человек опасен», - говорит медицинский психолог Кемеровского центра профилактики и борьбы со СПИД Елена Черных.

Ежедневно Елена Черных принимает и консультирует по два-три десятка человек, пациентов кемеровского СПИД-центра, и ещё работает на «горячей линии». В год через руки медиков СПИД-центра проходят тысячи людей с их историями заражения и течения болезней, уникальными и не очень. И историй таких становится всё больше.

Ситуация изменилась
Тот факт, что именно Кузбасс удерживает страшное лидерство по количеству заражённых ВИЧ/СПИД в стране, известен всем и давно. По официальным данным, в регионе живут более 45 280 людей с ВИЧ-инфекцией. Получается, на каждую сотню человек один, как минимум, является носителем ВИЧ-инфекции. В области ежегодно выявляют около 4 500 новых случаев заражения ВИЧ/СПИД. Широко распространено мнение, что подавляющее большинство из них – наркоманы, и заражаются через иглу. Слышали о таком? Так вот, знайте – ваша информация безнадёжно устарела. Да, действительно – риск заражения через иглу несоизмеримо выше, чем при половом акте. Но беда в том, что страшный вирус давно уже вырвался за пределы наркопритонов и вовсю гуляет среди вполне благополучных и респектабельных людей.

По данным Кемеровского областного центра по профилактике и борьбе со СПИД, ещё в начале 2000-х среди ВИЧ-инфицированных около 90 % заражённых были наркоманами, которые «сидели на игле», 86 % - социально-неблагополучными, и из них только 15,5 % составляли вполне благополучные взрослые и дети. Но, по данным прошлого года, наркоманов среди носителей ВИЧ-инфекции всего 32,8 %, а остальные 66 % не страдают зависимостями и заразились не через иглу. Основной путь передачи инфекции теперь – секс, и под угрозой заражения сейчас абсолютно все категории населения.
Девочке, что сидит в кабинете Елены Черных, на вид лет шесть – маленькая, худенькая, внимательно слушает врача. Другая - постарше, лет десяти – здоровый румянец на щеках, золотистая коса до пояса. Обеих девочек врачи кемеровского СПИД-центра вызвали в Кемерово по одной причине – вот уже несколько месяцев дети не получают необходимую им терапию.

Пока с ними всё хорошо, но ещё полгода-год такой жизни, и детское здоровье начнёт стремительно сдавать. Тогда первая же эпидемия ОРВИ и гриппа пройдётся по девчонкам, словно танк, и шансы «сгореть» от температуры, «захлебнуться» от стремительно развившейся пневмонии увеличиваются с каждым днём без лекарств.

Причины, по которым девчонки перестали принимать препараты, оказываются разными – у одной началась аллергия, родители заподозрили, что на препараты, и прекратили на четыре месяца лечение. Старшей девочке попросту неудобно принимать таблетки-капсулы. С разрешения мамы она не лечится уже восемь месяцев.

Всего в регионе живут более 600 несовершеннолетних с ВИЧ-инфекцией. Ежегодно в Кузбассе от ВИЧ-инфицированных матерей на свет появляются около 800 младенцев, из которых 15-20 детей тоже, ещё при рождении, оказываются носителями ВИЧ-инфекции.

И медицинскому психологу Елене Черных постоянно приходится объяснять детям и их родителям, что с вирусом придётся жить. А если хочется жить долго и хорошо – надо лечиться.

Плохая память и городские легенды
Доказательной статистики по тому, сколько один ВИЧ-инфицированный человек может заразить людей, не существует. Есть только мнения разных экспертов. Кто-то считает, что пострадают в среднем 20 человек, кто-то – что меньше. Потребитель инъекционных наркотиков вообще может заражать при каждом вкалывании, люди из благополучных слоёв населения – в зависимости от половой активности. И везения.
«Люди думают, что если у них мало половых партнёров, или секс случается редко, то они в безопасности. На самом деле это не так – любой половой контакт сейчас может привести к заражению. В принципе, на секс сейчас нужно смотреть, как на опасность», - объяснила врач-инфекционист кемеровского СПИД-центра Ольга Бородкина.
Каждый случай заражения ВИЧ врачи-инфекционисты СПИД-центра расследуют не хуже детективов. При получении положительного анализа на ВИЧ человека приглашают на приём в течение двух недель. Это не всегда удаётся – реакции на такое сообщение бывают разные. Когда человек к ним всё же приходит, врачи объясняют, что произошло, предлагают вспомнить всех своих половых партнёров за последние пять лет и указать их контактные данные.
«Есть два сценария. Человек может сам сообщить своим половым партнёрам, что у него ВИЧ, и предложить обследоваться, или передать эти обязанности нам. В среднем, кузбассовцы указывают два-три контакта, но на самом деле их больше. Просто люди могут вспомнить фамилию-имя-отчество, адрес и дату рождения своих любовников далеко не всегда. В большинстве случаев знакомство ограничивается именем и номером телефона. А некоторых половых партнёров просто забывают. При этом презерватив не используют», - рассказала Ольга Бородкина.
Кстати, по словам специалистов СПИД-центра, им частенько приходится расследовать истории из разряда городских легенд: человек лёг в больницу, а злодеи-врачи заразили там ВИЧ, или в салоне красоты неряха-парикмахер ранила грязными инструментами сразу несколько клиентов, а в кабинете стоматолога, если верить словам пациентов, люди и вовсе заражаются пачками. По словам медиков СПИД-центра, периодически в Кузбассе люди с только что диагностированным ВИЧ сообщают о том, что они заразились в больнице, в салонах красоты или кабинете врача. По каждому такому заявлению проходили проверки. Но ни одного подтверждённого случая внутрибольничного заражения не было.
«Если человек приходит к нам и говорит, что, мол, у меня в течение последних двух лет не было ни одного полового контакта, но я пользовался процедурами этого врача или стилиста, находился вот в этой вот больнице, то мы выходим на это учреждение, и берём кровь на анализ у всех пациентов или клиентов, с которыми наш ВИЧ-инфицированный пересекался на процедурах. В лабораторных условиях специалисты проводят генотипирование вируса из отобранных анализов, чтобы доказать, что это именно тот вирус. И вот на этом моменте все эти городские легенды разбиваются вдребезги: даже если у людей, которым в то же время делали в тех же местах и те же процедуры, что и заражённому, и оказывается ВИЧ, вирусы в крови у них разного генетического происхождения. А потом, года через два-три, человека, который напрочь отрицал половые контакты, другой заражённый называет как своего партнёра в этот период», - рассказала главврач областного центра по профилактике и борьбе со СПИД Татьяна Булатова.
«Она мне потом сама рассказывала, как брала здесь лекарства для терапии, дорогие лекарства, которое бесплатно выдаёт государство, и выбрасывала их в ближайший мусорный контейнер», - вспоминает типичную историю заражения психолог кемеровского СПИД-центра.

Женщина заразилась от своего гражданского мужа. История была простой, даже типичной: у него в прошлом - большой опыт употребления наркотиков, она – молода, здорова, хотела семью и детей. Сожитель убедил девушку, что ВИЧ не существует. Поэтому она не лечилась сама, не проходила терапию во время беременности, а когда родила ребёнка, просто выбрасывала лекарства.

Мать младенца внезапно поверила в СПИД, когда лежала с стационаре со своим малышом, находившемся в критическом состоянии – у ребёнка была общая слабость на фоне СПИДа, туберкулёз. Отец мальчика в это время уже умер от туберкулёза на фоне СПИДа.

«Уже здесь, в стационаре, женщина плакала и говорила: «Я была такая дура», я не знаю, как он меня так убедил, что я поверила в отсутствие ВИЧ»», - рассказала Елена Черных.

И хотя медики СПИД-центра честно пытаются уговорить людей лечиться, всеми правдами и неправдами, вместе со службой опеки, Следкомом, полицией пытаются заставить родителей давать терапию детям, как-либо повлиять на поведение взрослых людей они не могут.

«У нас был пациент, который знал о СПИДе всё, ходил на все группы, но терапию не принимал, отказывался, А когда иммунный ресурс был исчерпан и он попал в больницу, то звонил мне в истерике, плакал и кричал «Елена Павловна, Христа ради, помогите». Но ни я, ни врачи уже не могли его спасти…», - вспоминает психолог.
Типичная реакция
ВИЧ-диссидентство кажется со стороны довольно странным: люди, которые вообще не являются медиками, вдруг берутся утверждать, что их болезни попросту не существует. Но, как уверена медицинский психолог кемеровского СПИД-центра Елена Черных, отрицание – самый простой механизм психологической защиты.
«Даже в онкологии есть процент пациентов, которые отрицают наличие у себя болезни. Вот только онкобольной ляжет на больничную койку уже через несколько месяцев, и отрицать свою боль и страдание будет уже очень сложно. С ВИЧ ситуация другая – впереди у ВИЧ-инфицированного несколько лет бессимптомного носительства, когда он чувствует себя хорошо. До тех пор, пока не истощатся иммунные ресурсы организма. И отрицать наличие болезни в начальный период ему намного проще, а значит, можно продолжать менять половых партнёров, заниматься сексом без презерватива, заражать», - рассказала Елена Черных.
По словам психолога, медики СПИД-центра находятся в парадоксальной ситуации. С одной стороны – им нужно предупредить пациентов о заражении как можно раньше, пока ВИЧ не перешёл в СПИД. С другой стороны – чем раньше человек узнаёт о своём положительном статусе, тем меньше шансов, что он начнёт лечение. ВИЧ-инфицированных кузбассовцев, которые, узнав о диагнозе, «потерялись» на два-три года, очень много. Обычно они приходят к медикам уже больные и начинают старательно лечиться, заполняя списки своих половых партнёров за последние пять лет. По-настоящему агрессивных ВИЧ-диссидентов, которые документально отказываются от лечения, в Кузбассе мало, но они есть. Чаще всего это заботливые родители, которые хотят уберечь от назойливых врачей своих младенцев.
«Типичный случай: документальный отказ родителей от сдачи крови их ребёнка на анализ» – Елена Черных перебирает документы. В них – история очередной попытки медиков СПИД-центра достучаться до родителей больного ребёнка.

Малышу девять месяцев, у матери ВИЧ-инфекцию выявили во время беременности, отец - не обследован, отказывается в принципе сдавать кровь на анализ. Семья благополучная. При рождении у младенца тоже взяли кровь на анализ, определили наличие вируса. Больше родители ребёнка медикам не показывали, категорически отказываются принести его на обследование, назначить терапию. Шансов выжить у этого малыша немного – уже через три-пять, максимум – через девять лет, родители повезут на кладбище очень маленький гроб. Если, конечно, доживут до этого момента сами.

Ещё одна история из Кузбасса: мать не поверила в ВИЧ у себя и своего малыша, год скрывалась от врачей. Сейчас мальчику чуть больше года, и он в очень тяжёлом состоянии, за несколько месяцев жизни тяжело перенёс ряд инфекций и простудных болезней. Терапию мать не принимает и отказывалась её принимать и во время беременности (при приёме антиретровирусной терапии практически в 100 % случаев дети рождаются здоровыми). В итоге мальчика бросилась спасать бабушка – сама позвонила врачам и согласилась лечь в больницу вместе с внуком.

Очередная история кузбасских родителей «не поверивших» в СПИД, закончилась смертью ребёнка. У новорожденной девочки диагностировали ВИЧ ещё в роддоме, и там же была назначена терапия. Но состояние малышки только ухудшалось. Беседы с врачами, визиты службы опеки и полиции результата не дали – родители отрицали существование ВИЧ, хотя инфицированы оба. Через полгода после рождения ребёнка устроили грандиозный скандал в СПИД-центре и категорически отказались от наблюдения.

«Через месяц девочка в тяжёлом состоянии попала в стационар. Врачи не смогли её спасти, и она умерла от оппортунистической инфекции (те инфекции, которые развиваются на фоне выраженного иммунодефицита). Малышка не прожила и года. А после этого эта же семья пыталась засудить вообще всех врачей за смерть своей дочери», - вспоминает психолог.
«Ярмарка» подлости
Те родители, которые доводят своих детей до смерти, не считают себя злодеями. И даже интернет тут зачастую не причём, по крайней мере, если речь идёт о женщинах. Выживет женщина и её ребёнок, да и в принципе будут ли они заражены ВИЧ, зачастую зависит от того, какой мужчина встретился женщине. Потому что и источниками заражения ВИЧ и инициаторами отказа от терапии в Кузбассе в 90 % случаев являются мужчины.
«Раньше у мужчин было такое, они мне заявляли: «Господь поможет мне победить СПИД». Тут всё просто: они излечивались от наркомании в христианских центрах, и искренне считали, что Бог им поможет и в этом случае. Но Господь от СПИДа не помогает. Сейчас мужчины просто часто закрывают глаза на существование ВИЧ. В принципе, такая реакция нормальная – мужчины в принципе склонны к рискованному поведению, меньше заботятся о своём здоровье. Естественно, это отражается на семье и близких», - объясняет психолог.
По словам Елены Черных, ВИЧ – это не грипп и не ОРВИ, сейчас основной путь передачи инфекции – половой, а это значит, что за каждой историей заражения спрятаны эмоции. И эмоции эти очень разные – от равнодушия до презрения. Меньше всего – любви, заботы и порядочности. «В копилке» жизненных ситуаций, с которыми приходится сталкиваться по работе Елене, очень много случаев, когда мужья и сожители буквально толкают в пропасть и подставляют своих женщин. Практически каждая история заражения ВИЧ в семье – это история предательства, подлости и трусости. Жертвами почему-то чаще становятся женщины.
«Это чаще всего просто чудовищные случаи: жена сидит дома, печёт мужу пирожки, а потом оказывается заражена ВИЧ. И мечется, не понимает - как же так, за что…», - вспоминает психолог СПИД-центра.

Одна такая циничная история произошла совсем недавно, буквально несколько месяцев назад, отмечает Елена Черных. Женщина в очень тяжёлом состоянии, просто в лежачем состоянии, попала в больницу. Её там подлечили, выписали, а через некоторое время её снова положили в больницу. И при повторной госпитализации у женщины выявили ВИЧ-инфекцию. Пациентка встала на учёт, соответственно, к обследованию привлекли её мужа.

«И он начинает тут истерить, доказывать, что это врачи в больнице плохие – заразили. Рыдает тут, плачет, всё надеется, что у него нет ВИЧ. Я уже дождалась, пока женщину вывели из кабинета, и говорю ему: «Прекратите. Я понимаю, для вашей жены были нужны эти сцены. Но вы действительно думаете, что у вас нет ВИЧ-инфекции? Давайте посмотрим правде в глаза, и вы честно расскажете нашим эпидемиологам обо всех ваших любовницах, с которыми вы спали, пока жена чуть ли не умирала в больнице». В общем, так оно и оказалось: пока она была лежачая в больнице, мужчина как следует нагулялся и заразил супругу», - рассказала Елена Черных.

Командировки, ночные смены, походы на рыбалку с друзьями, даже поход в гости «к родственникам» с ночёвкой в Кузбассе частенько заканчиваются обследованием в СПИД-центре обоих супругов.
ВИЧ-терроризм
За склонение к ВИЧ-диссидентству и распространение ВИЧ-инфекции сейчас не предусмотрено никакой ответственности. Да, конечно, в УК существует соответствующая статья, полиция периодически извещает об уголовных делах, переданных в суд. Но то, что дошло до кабинетов МВД – ничтожно малая часть реальных случаев намеренного заражения. В кабинете психолога СПИД-центра массовые распространители ВИЧ-инфекции зачастую признаются, что сами удивляются тому, насколько легко всё получается, А к своим жертвам испытывают что-то вроде презрения.
«Чаще всего они считают так: раз меня никто не предупредил о ВИЧ, когда заражал, то с какой стати я-то буду предупреждать. «Если она «забивает» на себя и спит с мужиками без презерватива, зачем я её буду останавливать?» - это мне заявил одинокий мужчина, в активном поиске. Партнёрш у него много и чаще всего – одноразовые», - вспоминает Елена Черных.
Как объясняет психолог, привлечь к ответственности за такое поведение сложно. И дело здесь в юридических тонкостях – жертва заражения должна, во-первых, понимать, кто именно и в какой момент передал ей инфекцию, во-вторых, нужно доказать, что тот человек в тот момент сам знал о своём ВИЧ-положительном статусе. И, наконец, самое главное - жертва должна искренне хотеть наказания для заразившего, и пройтись по всем инстанциям и кабинетам полиции. Но на деле огласки своего ВИЧ-положительного статуса большинство людей боится. Это и даёт простор действиям так-называемых «ВИЧ-террористов».
«Наша молодая пациентка, которую, когда она училась ещё в средних классах, инфицировал очень взрослый мужчина, сейчас категорически отказывается привлекать его к ответственности. Она просто не хочет, по её словам, «ворошить прошлое», принимает терапию… и боится заводить новые отношения», - сообщила Елена Черных.
Перспективы
По данным медиков СПИД-центра, которые ежемесячно колесят по Кемерову в передвижных лабораториях и проводят экспресс-тексты, примерно каждый сотый в Кузбассе столице заражён ВИЧ, но ещё не знает об этом: в прошлом году из 9992 обследованными ВИЧ-положительный результат оказался у 95 людей. Выходит, инфицированные люди вокруг нас повсюду. Это наши одноклассники, однокурсники, коллеги по работе, соседи по лестничной площадке. И это не так уж и страшно, если знать, что делать.
По словам медиков областного СПИД-центра, общие походы в кино, посиделки за одним столом не приведут к заражению: ВИЧ передаётся только тремя способами – напрямую через кровь, через секс без презерватива и от матери к ребёнку при беременности и родах.По данным врачей, теоретически, через кровь можно заразиться при переливании крови, пользуясь общими маникюрными наборами, бритвой или сходив на сеанс к нечистоплотному тату-мастеру. На деле таких случаев в Кузбассе не было. Даже при попадании крови больного на кожу ВИЧ заразиться нельзя. А вот общий шприц в нарпритоне 100 % рано или поздно приведёт к заражению.
И у беременных положительный ВИЧ-статус – не приговор: шансы родить здорового малыша велики. Просто нужно соблюдать простую инструкцию – как можно раньше встать на учёт, сдать анализ и попросить сдать анализ супруга/партнёра. Если наличие инфекции подтвердилось – начать терапию. И тогда шансы, что младенец родится здоровым, близки к 100 %. А если первый анализ показал, что женщина здорова, нужно провериться на ВИЧ ещё раз вместе с партнёром в последнем триместре беременности. Если заражённой удалось родить здорового младенца – перевести его на искусственное питание. И, наконец самым опасным и распространённым остаётся половой путь передачи инфекции. Как уберечься, знают, пожалуй, даже школьники – использовать презерватив. А вот то, что нужно его использовать, до сих пор не понимают даже взрослые.
Пожалуй, стоит признать что ВИЧ и постоянная угроза заражении уже давно стали частью обычной жизни кузбассовцев. И тут действуют простые законы биологии: можно или признать новую реальность и приспособиться, или отрицать и погибнуть.
Текст: Екатерина Бухтиярова .
info@sibdepo.ru
© 2019