Сотрудник военкомата: «Любого призывника могут застрелить»

Специалист кузбасского военкомата – о расстрелах, суицидах, дедовщине и веских причинах служить в армии

Военкомат: «Подвигов не совершишь»

В военкомат меня позвал работать товарищ. Он давно уволился, а я остался и работаю уже 3 лет. Поменял несколько должностей. Одно время я присутствовал на призывной комиссии. А так обычная офисная работа. Зарплату получаю примерно 17 тысяч рублей в месяц. Это с премией.

Организация военная. Но в военкомате работают гражданские. Предыдущий министр обороны, который был до Шойгу, решил вывести всех военных за штат. Обычно к нам идут работать люди с военным опытом, но уже в годах. Это тупик карьеры, как правило. Здесь подвигов не совершишь, никак себя на службе не проявишь. Военным пенсионерам ещё хочется чем-то позаниматься, да плюс работа с молодежью. Есть потребность что-то передать молодому поколению.

В военкомате всё довольно бредово организовано. Система-то работает, всё хорошо. Но она регулируется только по одному показателю: сколько призвано в войска людей. Все остальные показатели не принимаются в расчёт. Соответственно, остальное постепенно начинает выходить из-под контроля. Например, та же цифровизация, когда всё стараются перевести в цифру.

В военкомате совершаются судорожные попытки, но пока это система, работающая через бумагу. Вот, например, в больничке врач заносит информацию в компьютер. Потом он для военкомата берёт специальный военкоматский бланк – только на нём можно дать показания о призывнике. С компьютера на бланк переписывает данные своим прекрасным врачебным почерком. Отдаёт призывнику. Тот радостный бежит с бумажкой, несёт в военкомат. Там её берет сотрудник и с этой бумажки перебивает в компьютер. Договориться, давайте вы нам кинете файл, а мы его загрузим, пока не получается никак.

 

Расстрелы: «В армии это неизбежно»

С какого-то момента по войскам началась кампания, что необходимо показывать армию только с позитивной стороны. До сих пор существует убеждение, что нужно косить от армии, как угодно избегать её. Поэтому любая публикация в СМИ, негативно отражающая что-то связанное с армией, очень болезненно воспринимается. Но проблема в том, что в армии расстрелы неизбежны. Потому что там людям дают оружие. Теоретически, любого призывника могут застрелить.

Около полугода назад была история, когда не очень адекватный гражданин перестрелял людей. Он взял автомат и застрелил нескольких человек. Там погиб призывник из Кузбасса.

Армии очень сложно оставаться на хорошем счету, если такие ситуации происходят. Но, боюсь, они неизбежны, когда есть люди и есть оружие. Где-нибудь когда-нибудь призовётся не очень психически нормальный человек. Если у тебя большой поток людей, в итоге такого призовёшь.

Проблема в чём? Человек изначально может абсолютно нормально себя вести. Он попадает в войска – это другая обстановка. Нет дома, нет привычной среды, много новых людей. Не у всех хватает коммуникативных навыков, чтобы нормально поставить себя в коллективе.

Сейчас молодые люди живут в Интернете. Когда нет живой коммуникации, ухудшаются социальные навыки. И это массовый процесс. Люди меньше общаются со сверстниками, меньше вступают в прямой контакт. И вот молодой парень где-то промолчал, где-то что-то пропустил – и он уже в коллективе не на хорошем счету, и это начинает угнетать. И парень не знает, что с этим делать. Если бы он всё детство бегал во дворе, он бы понимал, как работает сообщество людей. Парню было бы значительно проще.

На самом деле, по-моему, никто до конца не понимает, как сейчас с этим справиться. В армии нет представления, что с этим делать. Понятно, что есть психологические службы. Понятно, что за этим стараются следить всё больше. Но принципиального решения пока нет.

 

Тоска по дому: «Психическое расстройство»

Следят за татуировками, кто из призывников что наколол на себя, вдруг что-то неправильное. Социальные сети мониторят. Может, у него там свастики или ещё какие-то странные штуки. Из-за этого могут не призвать в армию. Нет такого указа, что с определенными татуировками не призывают. Но военный комиссар может подумать: «Нафиг я его буду призывать, себя подставлять лишний раз? Лучше возьму вот этого – он нормальный, прослужит без проблем».

Допустим, происходит какой-то форс-мажор. Человек уже в войсках заявляет: «Я не хочу служить, вы все козлы, гады и сволочи, и армия гадость». Начал проявлять себя неадекватно. Может и суицид случиться, и еще какая-то дрянь. Любая подобная ситуация очень быстро спускается вниз, до самых последних людей, кто подписал бумажку, что парня призывают. Всех из-за него наказывают. Поэтому к разным мелочам относятся очень внимательно.

Бывает, что человек находится в войсках и пошёл в отказ, то есть не подчиняется, начинает как-то не так себя вести. Он может объяснять это так: «Всё, я не хочу здесь находиться, не могу и не буду». Призывника списывают по статье «тоска по дому». Понятно, что не сразу. Сначала он отправится в дурку. Может посидеть там месяц, понять, что такую статью не хочет, и пойдёт дальше спокойно служить. А может списаться и уехать домой. Уже со статьей от психиатра. Там пишут «психическое расстройство», если нет конкретного диагноза типа шизофрении и нет диагноза, связанного с физиологией. «Психическое расстройство» — это может быть всё что угодно.

Как такая статья влияет на жизнь человека в дальнейшем, сложно сказать. В гражданском поле термин «психическое расстройство» не говорит ни о чём. Кто-то может не иметь возможности водить машину, например. Там есть такое количество тонкостей, с которыми каждый потом разбирается сам.

 

Суициды: «Информация о причинах дальше штабов не уходит»

Как и в любой другой сфере общества, суициды происходят и в армии в том числе. Что-то плохое написала девушка с гражданки или в коллективе тяжелые отношения – очень по-разному бывает. Но информация о причинах обычно дальше штабов не уходит.

Несколько лет назад была ситуация. Военнослужащий взял автомат, ушёл в самоволку и где-то в леске недалеко от части застрелился. После таких случаев всегда проходит расследование. Опрашивают всех, кто хоть какое-то отношение мог к этому иметь. Все пишут бумаги. Почему он был призван, кто это решил, какая ситуация была. Всегда смотрят, что в семье у человека происходит. Все факты выясняют.

Как правило, военные всё-таки в курсе, что с парнем произошло. Очень плохой сержант не знает, о чём думает его солдат. Любой командир либо понимает, что происходит в голове каждого солдата, либо он тут же теряет контроль над ситуацией.

У меня знакомый был штабным сотрудником, на компьютере работал. Он рассказывал, что каждый суицид сопровождался ночными бдениями. Заседал весь штаб и всю ночь собирал информацию, что, где, как произошло. Ну и мой знакомый, соответственно, как самый крайний, всю ночь сидел за компьютером и ждал команды что-то печатать.

Любая такая ситуация без внимания не остаётся. Если событие серьёзное, вполне могут уволить какое-то количество человек, которые допустили произошедшее.

 

Дедовщина: «Естественное продолжение бесконтрольности»

Теперь служат один год, и дедовщине стало сложно. Понятно, что есть весенний и осенний призывы – полгода разницы. Но тех, кто полгода прослужил, дедами всё-таки не назовёшь. Это не те люди, которые всё прекрасно изучили и сформировали полноценный коллектив. Зачастую за полгода они не успевают особо освоиться. Бывают отдельные проявления дедовщины, когда кого-то заставляют что-то делать, но это совсем не то, что было раньше. К тому же контроля стало гораздо больше.

Понятно, если воинская часть где-то далеко, куда никакая проверка не доезжает, все ограничиваются тем, что из областного центра позвонят: «Вы ещё живы?» И всё. Там могут быть тяжелые условия и плохие отношения.

Знакомые, которые в 90-ые годы служили, рассказывали, что они трезвым начальство не видели никогда. Все командиры вечно пьяные, они не следили за солдатами. И те самоорганизовывались. Дедовщина – естественное продолжение бесконтрольности. Люди просто сами создают себе социум, сами регулируют процессы в нём.

Сейчас этого происходит гораздо меньше, но периодически какие-то проявления дедовщины в Интернет попадают. Людей намажут зубной пастой или зубной щеткой заставят что-то чистить. Я полагаю, так как нет вала таких видеороликов, этого явления немного. Потому что сейчас очень сложно отобрать у всех телефоны, скажем так.

 

Как откосить: «Он может взять деньги и свалить, а ты пойдёшь служить»

Существует несколько способов откосить от армии. Но нет никаких гарантий. Взятка – это если есть хороший знакомый. Нужно понимать, кому давать взятку. Ты же не пойдёшь напрямую к военкому – он тебя сильно далеко пошлёт. Сейчас нет таких дураков, которые просто возьмут деньги у какого-то неизвестного парня. Обычно это делают через знакомых, и надо понимать, кому отдаёшь деньги, что это за человек. Иначе он может просто взять деньги и свалить. А ты пойдёшь служить.

Стоимость сильно зависит от населённого пункта и от того, кто у тебя берёт деньги, сколько он себе оставит, какая там цепочка людей. Говорят, это стоит примерно 50-200 тысяч рублей. И не факт, что тебя потом не призовут в армию.

Ещё есть юридические конторы, которые пытаются помочь призывникам откосить. Они подают документы в суд. Иногда могут выиграть дело, если военкомат где-то накосячил и что-то не так оформил. Но в военкоматах тоже не дураки работают. Военкоматские юристы с каждым годом лучше понимают, как выигрывать такие дела. Если когда-то дел проигрывалось много, то, чем дальше, тем меньше их проигрывают. Юристы учатся на своих ошибках. Где-то на удачу ты можешь проскочить, но, скорее всего, просто деньги потратишь.

 

Нужно ли служить в армии: «Заранее не угадаешь»

Если бы в армии всё происходило по уму и это был бы действительно обучающий процесс, точно надо было бы идти всем. Получилось бы интересно и весело. Всегда полезно выйти из зоны комфорта, попасть в какую-то новую среду, увидеть, как мир работает.

Всё зависит от случая, к сожалению. Ты можешь попасть в такую воинскую часть, где тебя многому научат, многое покажут. Очень круто – целый год будешь военным и поймешь, как всё это работает. А может не повезти. Мне знакомый рассказывал, их просто выводили на плац, и они там стояли. С ними никто не занимался. Какой в этом смысл? Никакого. К сожалению, найдётся один на тысячу человек, чью судьбу армия искалечит очень сильно. Заранее не угадаешь.

Постепенно в обществе начинает преобладать процесс, когда человек думает: нафига я буду косить, заморачиваться, платить деньги. Я пойду спокойно отслужу год, вернусь – никаких проблем у меня с этим не будет. Если раньше процент людей, которые ни при каких обстоятельствах не хотели идти в армию, был очень большой, то сейчас мало кто видит в этом проблему.

А есть такие, кто прям рвётся служить. Чаще всего это люди, с которыми кто-то уже занимался. Папа или дедушка военные. Или другой вариант. Сейчас достаточно много патриотических и военно-спортивных организаций. Парни, которые там занимались, хотят из настоящего оружие пострелять, посмотреть на армию изнутри и, возможно, продолжить службу в ней. Или вернуться и в полицию пойти работать. В общем, Родину защищать. Кто-то точно должен это делать.

 

Текст: Агата Рыжова.
Фото: кадры из фильма "ДМБ"

Комментарии

Рекомендуем