«Спичечная архитектура»

На журнальном столике стоит… буровой станок. Эта огромная техника, с помощью которой на угольных разрезах производится подготовка к взрывным работам, здесь занимает совсем немного места. Более того, бурстанок сделан из необычного материала – спичек.

На журнальном столике стоит… буровой станок. Эта огромная техника, с помощью которой на угольных разрезах производится подготовка к взрывным работам, здесь занимает совсем немного места. Более того, бурстанок сделан из необычного материала – спичек. Александр Демидов отдал буровому делу 34 года. Все это время он проработал на буровзрывном участке разреза «Черниговский», на основе которого позднее была создана компания «Азот-Черниговец». Сейчас Александр Иннокентьевич вышел на пенсию и вплотную занялся своим давним увлечением – изготовлением из спичек различных моделей.

Офицер переквалифицировался в буровики

«Я пришел работать машинистом бурового станка в 1974 году, – вспоминает Александр Демидов. – До этого успел немного послужить в пожарной охране. Даже звание офицера получил. Но, как говорится, нужны были деньги, ведь уже была семья, и я решил пойти в угольную отрасль». Будущий буровик закончил курсы машинистов и пришел на разрез «Черниговский». Первой должностью молодого горняка стала «помощник машиниста бурстанка». «Конечно, тогда, теперь уже почти сорок лет назад, условия труда были не то что нынче, – продолжает Александр Иннокентьевич. – И техника была другая, и ломалась она чаще. И вообще гораздо тяжелее было. С нынешними станками не сравнишь. А когда я начинал еще помощником, так и вовсе непросто приходилось. Вот, например, мороз под минус 40, а я должен стоять рядом со скважиной, которую забуривает станок, и «окучивать» ее, то есть убирать пыль от края скважины. А если скважина мокрая, то из нее могла запросто и вода плеснуть. Для такого случая в лютые морозы приходилось надевать на валенки огромные резиновые сапоги, чтобы и тепло было, и валенки не намокли». Около двух лет отработал молодой Александр помощником машиниста. Только после этого начальство его поставило управлять бурстанком. «Мне всегда было интересно и работать на бурстанках, и даже ремонтировать их, – признается Александр Демидов. – Лежит у меня душа что-нибудь руками своими сделать. А если вспоминать то оборудование, на котором пришлось поработать, то, наверное, нет такого бурового станка, на котором мне за 34 года не пришлось поработать. И на отечественных трудился, и на импортных. И на электрических, и на дизельных. И тут, конечно, спорить глупо: та техника, на которой сейчас работают мои коллеги в «Азот-Черниговце», не идет ни в какое сравнение со старыми установками, на которых приходилось мне начинать. Хотя, казалось бы, задача одна и та же – бурить скальную породу».

Бурстанок в подарок

В 1982 году пришел в гости к Александру Демидову родственник и случайно рассказал о своем увлечении: собирании из обычных спичек самых необычных фигур и конструкций. Александр Иннокентьевич заинтересовался тогда, даже сам попробовал что-то собирать. «Это очень захватывает, завораживает, что ли, – говорит Александр Демидов. – Когда из спичек получается, например, большой замок Золушки или известная на весь мир Покровская церковь». Стоит отметить, что вскоре Александр Демидов овладел двумя технологиями «спичечного строительства»: без клея и с помощью склеивания. Первый тип «строительства» несколько более ограничивает возможности «архитектуры», зато второй – практически не создает никаких границ для творческого полета художника «спичечных дел». «Вот мои инструменты, – показывает Александр Демидов, – это резак, ножницы, надфиль, карандаш, клей. С их помощью можно сделать, пожалуй, все что угодно. Любые формы, фигуры. Было бы желание». Но тогда, в 1982 году, Александр Иннокентьевич вскоре забросил «спичечную» архитектуру. Времени на это хобби не хватало: дом, работа, ежедневные заботы – все это как-то не позволяло тратить достаточно много времени. Но зато когда Александр Демидов вышел на пенсию, он вспомнил когда-то заброшенное увлечение и решил возобновить «строительство». «По большому счету я могу сделать из спичек все что угодно, – говорит Демидов. – Вот, например, увидел на картинке большой замок, из которого выбегает Золушка. И пусть этот замок и сказочный, пусть он большой и достаточно сложный для реализации фантазии художника, я решил попробовать его собрать. Да, времени на него ушло прилично – несколько месяцев. Но в итоге замок вполне получился. Я даже сделал внутри синеватую подсветку, так что поневоле начинаешь проникаться настроением доброй волшебной сказки». При этом и стены замка, и его шпили, и даже небольшие часы, стрелки которых показывают, что до полночи осталось всего пятнадцать минут, – все это сделано из спичек. Только фигура лошади и Золушка – это небольшие детские игрушки. «А недавно решил сделать подарок родному предприятию «Азот-Черниговец», с которым у меня связана большая часть жизни, – говорит Александр Иннокентьевич. – Ну а что я могу подарить? Разумеется, буровой станок. Причем такой, на котором я когда-то работал. Постарался сделать точную копию настоящей установки. Такую, чтобы никто не смог отличить ее от настоящей». И действительно, буровой станок получился очень реалистичным. Александр Демидов увлеченно показывает все узлы этого оборудования: так, будто вернулся лет на 25-30 назад и проводит экскурсию по настоящему бурстанку, на котором в молодости работал машинистом.

Красная площадь в городской квартире

Благодаря своему увлечению Александр Демидов стал настоящей знаменитостью. Его работы местный отдел культуры отправлял на выставку, именно как «спичечного дела мастера» его узнали березовчане благодаря сюжету, вышедшему на местном телевидении. И даже продавцы в окрестных магазинах уже успели хорошо узнать Александра Иннокентьевича, потому что он регулярно наведывается в ближайшие к его дому торговые точки, где закупает главный расходный материал: клей ПВА и спички. «Причем 1-2 коробка для меня – это не покупка, – говорит бывший буровик. – Моя минимальная покупка – это 3 блока по десять коробков в каждом. И такого запаса спичек хватает ненадолго». Поначалу в городских магазинах удивлялись: мол, зачем вам столько спичек, но Александр Иннокентьевич только отшучивался и продолжал производить «оптовые» закупки. «Жена на меня, бывает, ворчит, – признается Демидов, – что, мол, всю квартиру своими поделками заставил. Но ведь я же не для себя делаю, а для того, чтобы людям показать, подарить родственникам, знакомым, друзьям. Хотя есть такие вещи, которые отдавать жалко – слишком много сил в них вложил». Как и любой архитектор, Александр Инокентьевич тоже мечтает реализовать главный в настоящее время проект. Мечта Демидова состоит в том, чтобы сделать точную копию комплекса архитектурных зданий на Красной площади. Сейчас Александр Иннокеньевич работает над Покровским (или Казанским) собором. «Я буду делать каждое строение последовательно, – объясняет Демидов. – А в самом конце приступлю к комплексу Кремля. Это, пожалуй, самое трудное и затратное по времени. Но, как бы то ни было, очень хочу закончить этот проект!» И то, что эта мечта будет реализована, Александр Демидов не сомневается, одно только тревожит художника: чтобы места в квартире хватило для Красной площади.

Комментарии

Рекомендуем