Спорт, опасность, Шерегеш: как кузбасских детей изгнали с горнолыжного курорта

В Шерегеше закрыли школу по горнолыжному спорту. Сделано это было после несчастного случая с ребёнком на горе Зелёная. После этого ЧП и выяснилось, что дети, оказывается, долгие годы занимались на опасном склоне. Причём, на нём же катается огромное количество туристов ежегодно. Мы решили разобраться, почему действия Таштагольских властей идут вразрез со словами губернатора региона о развитии спортивной жизни, и что грозит туристам, которые до сих пор продолжают кататься на опасном склоне, даже не зная об этом.

Что произошло

В начале декабря 2018 года ученики горнолыжной МБУ СШОР Шерегеша в очередной раз собрались на тренировку. На занятия приехали девять человек из 15. Как рассказывает единственный тренер школы Юрий Барков, в тот день было холодно, поэтому не все воспитанники были на месте. По его словам, на склоне во время тренировки никого не было и никто даже не понял, откуда взялся сноубордист-неумёха, который поставил крест на существовании школы.

«Во время плановых учебно-тренировочных занятий у меня ребёнка сбил сноубордист. Он нарушил все человеческие правила и правила поведения на горнолыжных склонах. Травмы мой ученик получил очень серьёзные, он был в шоковом состоянии, потерял сознание. Мы вызвали спасателей, ему была оказана своевременная помощь. Но эта ситуация оказалась поводом для всех дальнейших действий», — рассказывает теперь уже бывший тренер школы Юрий Барков.

Руководство учебного заведения не обеспечило безопасные условия для тренировок.

 

В областной прокуратуре нам подтвердили, что турист из Новосибирска сбил ребёнка и тот получил тяжкий вред здоровью. По этому факту прокуратура города провела проверку и выявила серьёзные нарушения в работе самой школы горнолыжного спорта. Если быть точнее, то, из документа следует, что руководство учебного заведения не обеспечило безопасные условия для тренировок.

«Прокурором в адрес председателя МКУ «Управление по физической культуре и спорту администрации Таштагольского муниципального района» внесено  представление об устранении нарушений закона и недопустимости организации тренировочного процесса в подобных условиях», — сообщили в областном ведомстве.

Как следствие: после прокурорской проверки школа закрывается. Хотя предполагалось, что будут устранены нарушения и в январе 2019 года дети снова могли бы приступить к тренировкам. Но практически весь спортивный сезон для них оказался потерян.

Мнение родителей

Родители практически с первых дней активно включились в борьбу за возможность детей продолжать тренировки. Правда, было несколько «но». Во-первых, оказалось, что их дети занимались в опасных условиях, это следует из результатов прокурорской проверки. Во-вторых, ученики остались без своего тренера. К слову, Юрий Барков – это вообще легенда Шерегеша. Мы и сами успели в этом убедиться, когда пару лет назад делали материал про горнолыжный курорт. В-третьих, родителям предложили возить детей на тренировки в Таштагол. А это почти час в одну сторону и час в другую.

«Мы скидывались, чтобы для детей запустили автобус до Таштагола и возили их на тренировки. Но, имея рядом такую инфраструктуру, дети вынуждены куда-то ехать. У меня это вообще в голове не укладывается. Почему нельзя просто создать достойные условия, чтобы наши дети продолжали заниматься спортом?», — возмущённо говорит один из родителей учеников.

И если некоторые требования родителей разнились, то одно было неизменным у всех – каждый говорил о необходимости вернуть на работу единственного тренера. По словам родителей, такого наставника вряд ли где-то ещё можно найти. А его, как утверждают наши собеседники, вынудили уволиться после происшествия на Зелёной. Некоторые родители в диалоге с нами даже заявили, что готовы каждый день ездить в Таштагол, но при условии, что их ребёнка будет тренировать именно Юрий Барков.

«На сегодняшний день он один их самых талантливых детских тренеров, имеющий опыт создания одной из лучших школ в Европе, в которой занимаются 500 детей. Наша школа работала именно благодаря ему. Раньше был помощник, но его сократили и Юрий Филиппович остался один У него глаза горят, он очень любит детей, его за границей ждут с распростёртыми объятиями. Мы хотим, чтобы он занимался с нашими детьми», — говорит отец одного из учеников.

Собственники ограничились лишь тем, что поставили кассы и установили подъёмники.

А вот о том, что гора не является безопасной и для туристов тоже, рассказал нам один из инструкторов горнолыжного курорта (на условиях анонимности – человеку работа дорога). По его словам, за безопасностью на склонах вообще никто не следит. Собственники ограничились лишь тем, что поставили кассы и установили подъёмники, говорит наш собеседник. К слову, за прошлый сезон (2017-2018 гг) в Шерегеше травмировались 550 туристов – такие данные нам предоставили в Агентстве по защите населения и территории Кемеровской области.

«На сегодняшний день они не отвечают нормам безопасности, например, нет оградительных сеток, не разделены трассы, нету обучающего склона в принципе. Люди приезжают и не знают, куда им идти, потому что никаких обозначений нет вообще. В секторе А, где произошло ЧП, турист вообще не знал о правилах катания, кто бы ему их объяснил? И вместо того, чтобы решать вопросы безопасности, у нас просто запретили детям заниматься», — возмущается инструктор.

Более того, по его словам, все те, кто работает на горнолыжном курорте, прекрасно знают о существующей опасности. Например, на горе есть участки, заваленные строительным мусором. А где-то торчит как кол остро срезанная труба. И единственные меры, предпринимаемые собственниками, — таблички с надписью «кататься запрещено».

«Я сам инструктором работаю и знаю, да все знают, что когда мы на склоне работаем с детьми, с людьми, — мы делаем это на свой страх и риск. Фактически детей мы прикрываем своими спинами, чтобы никто в них не врезался, какой-нибудь пьяный турист. Сама организация склона в Шерегеше сводится к тому, чтобы поставить кассу и подъёмник. На этом организация безопасности заканчивается», — рассказывает мужчина.

Родители в сложившейся ситуации видят один вариант: оставить своего тренера, собрать детей и заниматься платно. Но это будет уже частная школа по горнолыжному спорту. И не каждой шерегешской семье она будет по карману.

«У нас рабочий посёлок, не у каждой семьи есть возможность платить за каждую тренировку. Вместо того, чтобы расширять возможности для занятия спортом, нам вообще всё ограничили. Зато количество пивнушек в посёлке растёт», — добавил один из родителей юных спортсменов.

Мнение тренера

Единственный тренер спортивной школы (уже бывший), Юрий Барков, прямо заявил, что все были в курсе существующей проблемы. По словам наставника, он неоднократно обращал внимание администрации школы на небезопасность склона, на котором проходят тренировки. Но аргумент со стороны руководства школы был железнее некуда – денег нет, поступайте, как завещал премьер.

Инвентарь покупался на деньги родителей. Но после закрытия школа всё оставила себе.

«Есть здесь место, куда мы можем спокойно уйти и отдельно заниматься. Конечно, нужно оборудование, я ставил этот вопрос перед администрацией школы, писал заявки, сказали, что денег нет. В итоге – все эти годы я работал с тем, что у меня есть. Я старался максимально обеспечить безопасность детей, за 14 лет работы здесь впервые такая ситуация произошла», — рассказывает Юрий Барков.

По его словам, происшествие в начале декабря 2018 года послужило лишь поводом для того, что закрыть школу. Как говорит Юрий Барков, шерегешский филиал был для Таштагола лишним, даже отягощающим, грузом. Причём, первое, что было сделано после ЧП на Зелёной: приостановка деятельности школы и увольнение тренера.

«Когда было совещание с родителями мне предложили варианты: уволиться по собственному желанию или уйти «по статье». Я выбрал первый вариант и ушёл сам. Когда человек работает, то к чему угодно можно придраться и найти ту самую статью. Это было 29 декабря, перед новым годом. С 15 января я ушёл», — говорит Барков.

О том, что тренера выжили из школы, кстати, администрации Таштагольского района ничего не знали. По их данным тренер написал заявление «по собственному» и никаких других сведений по этому вопросу нет. Так нам сказали. Но несмотря на это, родители продолжают водить своих детей именно к Баркову – он занимается с ними как волонтёр. Более того, тренер считает абсолютным абсурдом тот факт, что детям предложили тренироваться на Туманной в Таштаголе. Но ещё более непонятная ситуация вышла с инвентарём: как говорит Юрий Барков, большая его часть была куплена на деньги родителей. Но после закрытия школа всё оставила себе. И те, кто хочет продолжать заниматься спортом, вынужден платить за прокат инвентаря.

«Закрытие школы сильно ударит по детям в Шерегеше. Это в первую очередь. А по мне уже и так сильно ударило – я лишился своего дела и своей, пусть и небольшой, но зарплаты. Наши дети всегда были конкурентоспособны. Две девочки у нас выступали на детском первенстве мира в Италии. Это наши, шерегешские, воспитанники. Наши побеждают таштагольских детей, у нас хороший уровень», — рассказывает Барков.

Насчёт того, что и для туристов Шерегеш опасен Юрий Барков тоже высказался. По его словам, за сезон на горнолыжном курорте бывает более миллиона отдыхающих, среди которых очень много детей. Но собственники никак не обеспечивают безопасность туристов.

«Само собой, собственникам нужно склон оборудовать в соответствии с ГОСТами. Трассовые службы должны обеспечивать оформление трассы, маркировку, указатели должны стоять, да много что должно быть, но ничего этого не сделано», — говорит он.

Позиция администрации

Спортивная школа олимпийского резерва по горнолыжному спорту в Шерегеше – муниципальная. Поэтому ответственность за её работу или не работу, как в нашем случае, лежит на администрации Таштагольского района. Именно к ним мы и обратились за разъяснением столь неприятной для спортивной жизни региона ситуации. Первое, что нам сообщили — на территории горнолыжного комплекса Шерегеш нет ни одной муниципальной трассы.

«Для тренировки собственник предоставлял трассы на безвозмездной основе, на время тренировки устанавливались аншлаги и вешки (разметка трассы). Однако этого оказалось недостаточно для предотвращения выезда туристов на участок, где катались дети», — рассказали нам в пресс-службе администрации.

 

Более того, как следует из официального ответа на наш запрос, руководство школы обращалось к собственнику трасс и подъемников с просьбой посодействовать в обеспечении условий безопасности. Но тот в свою очередь просто порекомендовал перенести все занятия на гору Туманная. Ну а аргумент был следующий: «чтобы изолировать занятия от потока туристов, который неконтролируем».

«Соответственно, единственная возможность исполнить представление прокуратуры — прекратить тренировки в Шерегеше и обеспечить перевозку ребят для тренировки в Таштаголе, где, действительно, созданы все условия как в части качества катания, так и в части безопасности», — добавили в районной администрации.

По документам шерегешская школа была филиалом таштагольской. И, по сути, она продолжает функционировать, только в соседнем населённом пункте. Но в администрации района поспешили успокоить всех волнующихся – все понимают, как сложно ребёнку тренироваться в другом городе.

«Глава района провёл переговоры с собственниками сектора Е — предварительно достигнута договоренность, что к следующему тренировочному сезону собственники проведут ряд мероприятий по обеспечению требований безопасности, и юные спортсмены из Шерегеша будут тренироваться именно там. Но пока это не гарантировано», — говорится в ответе на наш запрос.

Договорённость – это прекрасно. Но вот в какой степени она будет соблюдена — сказать трудно. Совсем недавно, 16 февраля, здесь же, в секторе Е, произошла трагедия – девушка из Алтайского края разбилась насмерть. Различные источники, в том числе очевидцы происшествия, причиной назвали скрытые под снегом колья ограды снегозадержания. Девушка налетела на них и получила травмы не совместимые с жизнью.

Итог

На данный момент дети остались без тренировок, а сезон тем временем неумолимо движется к своему завершению. И у всей этой истории есть несколько сторон. Во-первых, всё же стало очевидно, что гора Зелёная в Шерегеше небезопасна для катания. Но туда продолжают со всей страны, если не мира, съезжаться любители активного зимнего отдыха. По сути, как нам объяснил один из инструкторов Шерегеша, работу горнолыжного курорта необходимо полностью остановить, пока собственники не наведут порядок в вопросах безопасности.

Второй важный момент во всей этой истории – спортивная составляющая. Губернатор Кемеровской области Сергей Цивилев призывает отказаться от пассивного отдыха, подниматься с дивана и «вставать на лыжи». Опять же, губернатор лично ведёт пропаганду спорта и активного образа жизни: купается в проруби зимой, закаляется, прогуливаясь по снежному Кемерову босиком, катается по областному центру на велосипеде или верхом. Более того, на конференции кемеровского регионального отделения «Единой России», которая прошла в Кемерове 4 февраля, губернатор сказал, что: «переход от пассивного к активному образу жизни — одна из главных задач кузбасского здравоохранения». А тем временем в регионе закрывается детская спортивная школа. И зарасти она ромашками. Разве кого-то волнует, что она была главной радостью в жизни десятков мальчишек и девчонок? А для кого-то, возможно, и путёвкой в большой спорт…

Ну и третий вопрос, который остался без ответа – финансирование. Родители учеников этой школы платили ежемесячные взносы, деньги, по их словам, небольшие, но всё же они были. А вот, что их смущало больше всего – иной раз тренер на свои деньги покупал детям лыжи. Весь спортивный инвентарь остался при школе, то есть, его отвезли в Таштагол. Другими словами – родители купили лыжи, чтобы на них катался кто-то другой. Поучаствовали в благотворительности.

«У нас только горнолыжка же, про сноуборд я вообще молчу, его в принципе нету, хотя должен быть. Есть тренеры, есть люди, готовые работать. Дайте ставку, дайте здание, дайте безопасную трассу, дайте возможность детям заниматься. Всё, что предлагают нам сейчас – езжайте в Таштагол», — рассказывают родители юных спортсменов.

Свои требования они сформулировали давно и чётко. Первое, что хотят родители, — обеспечение безопасности на трассе в Шерегеше и возможность заниматься именно там. Причём, они ставят вопрос не только о безопасности своих детей, их волнуют и не знающие об опасности склона туристы. Второе их требование – восстановить на работе тренера Юрия Баркова. Ну и третий аспект, пусть и не такой важный, по словам родителей, как предыдущие, — оставить хоть какое-то муниципальное финансирование, чтобы детям было где переодеться и где оставить свои вещи на время тренировки.

«Сложно выделить затраты местного бюджета именно на филиал, но сейчас они однозначно выше из-за того, что каждый тренировочный день автобус доставляет детей в Таштагол и обратно. Во всех секциях и спортшколах дети занимаются бесплатно, чтобы свои способности и таланты могли развивать ребята из семей с различным достатком. Это принципиальная позиция главы района, районного совета народных депутатов», — так нам ответили на вопрос о финансировании в администрации Таштагольского района.

В администрации Кемеровской области об этой ситуации осведомлены. В департаменте молодёжной политики и спорта заверили, что горнолыжный спорт – базовый для Кузбасса. И добавили, что это сильнейшая школа и готовит она спортсменов высокого класса. Но вот незадача – по закону департамент не может регулировать деятельность этой школы.

«Департамент молодёжной политики и спорта Кемеровской области не является учредителем СШОР, соответственно, не имеет законных оснований и полномочий по контролю за её деятельностью, ликвидацией, реорганизацией и т.п.», — сказали нам в пресс-службе департамента.

Но, вероятно, все перечисленные проблемы будут решены только к следующей зиме (хотелось бы). Но успешным разрешением в данном случае может считаться только один результат: сезон 2019-2020 года дети из Шерегеша начнут полноценной тренировкой на своей «домашней» горе. И приведёт их туда любимый тренер.

Текст: Карина Миллер.
Фото: архив Сибдепо.

Комментарии

Рекомендуем