«Сумасшедший лошадник»: как Интернет перевернул жизнь серебристого коня Титана и его хозяйки из Кемерова

Большая история успеха. Отношение к конеедам. Лошадь сейчас — блажь обеспеченных или питомец для каждого.

Арина Либонтова родилась и выросла в Кемерове, сейчас живёт в Москве. В столице она оказалась по счастливой случайности вместе со своими лошадьми-тинкерами Татаном и Элуной. Девушка привезла их в Кузбасс в 2015 году и столкнулась с весьма холодным отношением местного конного комьюнити, но не сдалась, и сейчас её любимцы — самые титулованные представители породы в России.

Эта история о том, как ролики в соцсети могут помочь добиться успеха. А также каково это — содержать лошадь. И как можно реализовать её потенциал, не считая профессионального спорта.

«Сумасшедший лошадник»

Именно так сама себя называет Арина Либонтова, дрессировщик лошадей и зоопсихолог. Привязанность к этим животным у 30-летней девушки с детства — в 2 года родители посадили маленькую Арину прокатиться на коне в фойе кемеровского цирка, после чего и случилась большая любовь. В 5 лет девочка уже сама умела кататься, а в 7 начала осваивать верховую езду. Одним словом, лошади стали частью её жизни, плотно засев в сердце. Арина даже работала волонтёром в конюшнях и инструктором проката — возила желающих на лошадях в парках. При этом в большой конный спорт Арина не пошла, так как подобное её не привлекает. Более по душе дрессировка. Азы этого мастерства она и начала самостоятельно осваивать без каких-либо учителей или литературы — интуитивно.

Ко второму курсу института она купила свою первую лошадь — шестимесячного жеребёнка-полукровку Дара. Правда, малыш прожил совсем недолго — погиб спустя 2 месяца из-за недосмотра конюхов. Через пару лет девушка приобрела второго коня по кличке Тамерлан. С ним она даже совершила путешествие — 10 дней ехала верхом из Кузбасса на Алтай, попутно выкладывая видео поездки в соцсеть. Через какое-то время и этот жеребец трагично ушёл из жизни — попал в канализационный люк и получил несовместимую с жизнью травму.

К тому моменту у Арины уже была некоторая аудитория в соцсети, и одна из подписчиц, русскоговорящая женщина из Германии, предложила девушке погостить на её собственной конеферме в Баварии и залечить душевные раны после потери. Так Арина оказалась в 2015 году в Германии, где помогала Лилии по хозяйству, обучала лошадей и набиралась опыта. Там то она и повстречала кобылу породы тинкер Элуну, которая вскоре стала её:

«Изначально она попала ко мне просто в тренинг для того, чтобы я её заездила под седло. Дальше её должны были продать в Россию другим людям.

Элуна была самой сумасшедшей из всех тогда присутствующих на конюшне кобыл, и меня это подкупило. Она была очень сложная, я примерно неделю провела возле её денника, просто чтобы она перестала меня бояться и подошла.

В итоге получилось так, что клиенты на эту кобылу потерялись, так Элуна осталась со мной».

Хотя, как признаётся сама Арина, изначально она мечтала совершенно о других породах: шайр и клайдесдаль.

«Они похожи на тинкеров чем-то, тоже волосатые ноги, но при этом очень большие: от 1,8 до 2 с лишним метров в холке. Мечтала потому, что я высокая — рост 1,81 метра — и у меня раньше был комплекс из-за этого, так как почти все лошади подо мной казались сильно меньше, как пони. Поэтому хотела такую большую лошадь, рядом с которой я бы выглядела органично. Они прекрасные, но в них мне не хватило огонька. И этот огонёк я нашла в породе тинкер», — рассказывает Арина.

Второй тинкер Титан был куплен спонтанно лишь по одной фотографии и результату ген-теста в пару кобыле, так как Арина решила разводить животных для себя. Так в Кузбасс девушка вернулась с новыми любимцами экзотической для России наружности. Кстати, сейчас в России, как рассказала Арина, полугодовалый жеребёнок этой породы стоит от 350 до 500 тысяч рублей.

Неприветливые кемеровчане, тренировки и приглашение в московское шоу

По возвращении в Кемерово девушка надеялась, что владельцы местных конных клубов проявят интерес к её эксклюзивным лошадям, которых до этого в Кузбассе никогда не было. В частности девушка рассчитывала, что хозяева кобыл захотят разводить кросс-тинкеров (полутинкеров). Однако ничего этого не последовало, так как представители этой породы не предназначены для профессионального конного спорта из-за того, что прыгают невысоко. А в этом классе считается, что если лошадь прыгает ниже метра, то это вовсе не лошадь.

«Но дело в том, что эта лошадь (тинкер — прим. ред.) прекрасно показывает себя в любительском и детском конном спорте. А эти направления в Сибири практически отсутствуют. Наши конники не хотят заниматься такими «низкими» классами соревнований. Все пытаются достичь каких-то больших высот», — рассказывает собеседница.

Кроме этого, девушка отметила, что породных выставок как класса в Сибири тоже нет. А ближайшие проводятся в Челябинске и только для пород пони. То есть владельцам более крупных коней придётся ехать либо в Питер, либо в Москву.

Незаинтересованность кемеровского конного сообщества в тинкерах не расстроила девушку. Она продолжила самостоятельно заниматься развитием своих лошадей. Кстати, дрессирует она Титана и Элуну мягкими методами, которые направлены на то, чтобы с лошадью можно было работать вообще без какой-либо амуниции, а животное само хотело выполнять команды дрессировщика.

«Работа в таком ключе — это в первую очередь работа человека над собой. Лошадь — животное-жертва, у неё совсем иначе устроено мировосприятие: нет понятия «хозяин», есть «лидер». А лидерство нужно заслужить, к тому же эта величина переменная. Его можно подорвать, если быть несправедливым к животному или потребовать большего. При этом нельзя быть мягкотелым, должны соблюдаться границы, важно, чтобы лошадь уважала личное пространство человека. И когда ты уже стал для неё лидером, она хочет следовать за тобой, потому что с тобой понятнее, комфортнее и безопаснее.», — поясняет девушка.

Арина отмечает, что тинкеры высокоинтеллектуальные лошади, что указано в стандарте породы, и человекоориентированные. Между тем, в тренировках парочка различается между собой. Элуна нежная и трепетная — с ней необходимо очень аккуратно работать. А Титан грубоват, как настоящий мужчина, и может отвлекаться во время занятий. Из-за этих различий Арина всё реже проводит парные тренировки. Хотя, как рассказывает сама дрессировщица, те элементы, на которые они с Элуной тратят месяцы, Титан может выучить за 30 минут. Есть у жеребца ещё одна особенность: на первый взгляд он белый, но это не совсем так:

«Титан серебристо-вороной масти, это значит, что у него тёмный корпус и осветлённые грива и хвост, кроме этого у него есть пегость (пятна — прим. ред.) типа сабино. Вот у Элуны пятна как у коровушки — тобиано. Отличие в том, что сабино — это не круглые пятна, а мелкие брызги. Так вот эти брызги всего его и забрызгали. И иногда можно заметить, как у него проглядывают чёрные волоски на корпусе», — делится собеседница.

Тренировки продолжались, а успехами девушка делилась в формате видео в Instagram. И тут сработала сила Интернета: в конце 2018 года Арину вместе с Титаном и Элуной заметила продюсер и режиссёр московского конно-театрального шоу «Сон наяву». Женщина пригласила дрессировщицу с животными принять участие в новогодних представлениях. Кемеровчанка согласилась, и вся компания отправилась покорять столицу, где позже и осталась.

Арина вместе с мужем и лошадьми сейчас живёт на конюшне в 120 км от Москвы и не планирует возвращаться в Кузбасс. Ведь в столице для тинкеров открылись новые возможности. На породных выставках Титан и Элуна завоёвывают награды — они стали самыми титулованными представителями породы в России. Также животные получили официальные допуски для разведения, а Арина зарегистрировалась как заводчик — первый официальный заводчик тинкеров в России.

Стоит отметить, что общих детей у Титана и Элуны так и не получилось по трагичной случайности. Ветврачи, которые контролируют конное поголовье в Кузбассе, массово привили лошадей от сибирской язвы без согласия девушки. В том числе Элуну, которая была беременна. Плод задохнулся в утробе в неудачной для родов позе. В результате спасения кобыла получила множественные внутренние разрывы, после чего появились проблемы с репродуктивной функцией. (Спойлер: не так давно Элуна всё-таки смогла родить, правда, не от Титана). Титан же стал многократным отцом, Арина даже продаёт замороженное семя жеребца для оплодотворения.

Последние дни в скотобойне…

Помимо двух тинкеров в Москве, у девушки есть Ария в Кемерове — лошадь неизвестной породы, на которой в детстве училась ездить Арина. Её она выкупила у конно-спортивного клуба, когда тот решил продать пожилое травмированное животное. Первыми клиентами на хромую кобылу были мясники, тогда девушка решила спасти старушку. И сейчас пенсионерка спокойно доживает свои дни.

Тему смерти коней мы тоже обсудили с заводчицей. Оказалось, что пустить на мясо — это самый распространённый способ избавления от лошади, которая перестала выполнять свои функции. Арина не противница такого метода, наоборот, считает это логичным, если абстрагироваться от эмоций.

«Пока лошадь жива, из неё можно получить продукт, а не вкладывать большие деньги на утилизацию. Например, в Кемерове нет кремации для большого животного. То есть, даже если я очень хочу не отправлять лошадь на мясо, то сделать это получится только по кускам через мясника», — рассказывает собеседница.

А обычное захоронение почти невозможно. Закопать труп можно только на скотомогильнике, с которыми в Кемерове тоже проблема, «нет нормальных, обустроенных». Если же захоронить лошадь в неположенном месте, будет штраф. Поэтому чаще последним пристанищем для лошадей становится бойня, так как людям выгоднее получить какую-то копейку, чем отстёгивать деньги на утилизацию. В этом случае перед продажей участковый ветеринар выдаёт документ, подтверждающий пригодность животного в качестве пищи, и дальше лошадь отправляют в утиль.

Таким образом в основном поступают конно-спортивные школы, где нет особой эмоциональной привязки к животным, у частников же кони умирают преимущественно естественным путём или от болезни.

«Своих лошадей я бы вряд ли сдала на мясо. Я просто знаю, что такое есть, и от этого никуда не деться. Лошадей употребляют в пищу во многих странах, Россия не исключение, я не исключение. И я отношусь нормально к тому, что лошадь попадает под нож. Своих я бы вряд ли съела, не для этого покупала. Надеюсь, они доживут до 30 с лишним лет и спокойно отойдут в мир иной от старости», — признаётся девушка.

Такой себе бизнес, или во сколько обходится содержание лошади

Арина рассказала, что содержание лошадей в Кемерове и Москве сильно разнится, к сожалению, не в пользу кузбасского города. В столице условия и культура в этом плане на порядок выше.

«Сейчас весь конный мир знает, как важен для лошади большой объём воздуха в конюшне, и его качество. Если конюшни закрытые, и там пахнет навозом и аммиаком, то у лошади может быть экзема лёгких. В Кузбассе животных в основном кормят овсом, очень мало дают сена, что приводит к гастритам, язвам и прочему. Овёс — это добавка в рацион, вёдрами им уже давно никто не кормит, но у нас продолжают», — сетует Арина.

Также она отметила отсутствие в Кузбассе культуры выгула:

«Копыта — орган кровообращения. Чтобы кровь двигалась по организму, лошади необходимо достаточно много ходить. А здесь они часто просто стоят в денниках».

При этом в Москве содержание не выходит дороже. Девушка говорит, что, конечно, цены в столице выше, но и зарплаты там больше, поэтому в процентном соотношении затрат разницы нет. «Как уходило 90% средств на содержание, так и уходит», — говорит она. Цены при этом никак не зависят от породы, всё дело в крутости комплекса, где стоит животное. Так, в Москве на содержание одной головы в месяц может уйти от 10 до 95 тысяч рублей, иногда больше 100 тысяч с учётом дополнительных услуг. В Кемерове на это же тратится 8-9 тысяч рублей.

На вопрос о том, каждый ли может обзавестись лошадкой, Арина отвечает, что в Москве — да. Всё это из-за того, что там можно не обладать вообще никакими знаниями об этом животном. И наняв себе полную команду, не бояться за его здоровье, ведь специалисты в конюшнях полностью позаботятся. В Кемерове так делать она не рекомендует. Здесь без знаний никак, рассчитывать на кого-то — на авось — нельзя, только на себя.

Также Арина считает, что не стоит искать идеальную лошадь, такой её можно воспитать. Ведь на профессиональном спорте свет клином не сошёлся, и талант любой породы можно раскрыть.

«Сейчас есть множество вариантов взаимодействия с животным: верховые прогулки, прогулки «в руках», трюковая работа, участия в шоу или породных выставках. Можно реализовать лошадку как фотомодель. Очень много всего», — делится девушка.

Что касается заработка на лошадях, то Арина уверяет, что у простого владельца животного без собственной конюшни, превратить хобби в бизнес не получится. А таких в России большинство. Девушка и сама признаётся, что на своих любимцах, как бы ни хотела, заработать не может.

Заводчики, у которых свои земля, корм и более 20 голов, могут выйти в плюс. Зарабатывают они в основном на продаже лошадей спортивного класса. Но это рискованный бизнес, так как кобыла может не зажеребиться или абортировать. А носят они 11 месяцев, при каких-то эксцессах, считай, минус год. Кроме этого, животное может погибнуть буквально на пустом месте, даже если вокруг него лучшие ветеринары. «Очень они это любят», — говорит девушка.

«На самих соревнованиях тоже не получится заработать, потому что там почти нет призового фонда. Такой вот парадокс, ведь, казалось бы, в конный спорт вкладывают большие деньги. Лошади — такой себе бизнес, скажу я вам.

Конники — это сумасшедшие люди, здесь всё не про здравый смысл. Но влюблённых в лошадей становится всё больше», — говорит Арина.

Текст: Алиса Гаврилова.
Видео: libontova/Instagram
Фото: libontova/Instagram
Поделиться в VK
Поделиться OK
Отправить в телеграм
Отправить в WhatsApp

Комментарии

Рекомендуем