Валерий Гаркалин о Кемерове: «Я хотел выйти из-за ширмы, и тут мне на помощь пришли «Люди и куклы»

Он приехал со своими однокурсниками на гастроли в Кемерово с дипломным спектаклем, будучи выпускником Музыкального училища имени Гнесиных. А остался здесь на 6 лет.

Популярного российского комедийного актера Валерия Гаркалина знают в Кузбассе не только по многочисленным художественным фильмам, театральным постановкам и антрепризам. Его по праву считают своим кузбасским артистом.

Нет, он родился в Москве. Но о шести годах службы, которые были отданы Кемеровской областной филармонии, он всегда отзывался с большой теплотой, как это было в недавней передаче Бориса Корчевникова «Судьба человека».

По воспоминаниям Валерия Гаркалина, именно работа в театрализованной эстрадной группе «Люди и куклы» или, как ее называли актеры, в «театре на колесах», во многом повлияла на его судьбу. «Люди и куклы» радовали зрителей не только в Кузбассе, они колесили по стране и за рубежом, коллектив выступал в юмористических передачах на центральном телевидении. Успех был ошеломляющий. Постановки отличались тем, что актеры не прятались за ширму, как это встречалось в классических кукольных спектаклях Сергея Владимировича Образцова, здесь люди и куклы были равноправными актерами. Однако обо всем по порядку.

По словам начальника управления культуры Кемеровского облисполкома тех лет Иосифа Лазаревича Курочкина, который был известен далеко за пределами Кузбасса и пользовался огромным уважением, приглашение в Кемеровскую филармонию на постоянную работу театрализованной эстрадной группы в 1978 году «не было лишено дерзости». Все знали, что Иосиф Лазаревич, возглавлявший областное управление культуры около 20 лет, был прямолинейным и далеко не робким человеком. Чего стоил его разговор со Сталиным в Кремле, когда он представлял молодёжь Москвы на очередном правительственном приёме, будучи в то время слушателем Высшей комсомольской школы. Этот эпизод из жизни он описал с доброй иронией в своей книге «Кумиры», когда впервые попал в Георгиевский зал Московского Кремля, где немного «подрастерялся». Его выручил «вездесущий иностранец», секретарь немецкого комсомола Восточной Демократической республики Германии Эрих Хонеккер, который и подвёл его к немецкой делегации, которая общалась со Сталиным.

Иосиф Лазаревич Курочкин очень любил Кемеровскую филармонию, был знаком со многими её директорами. Именно он пробивал в Москве строительство нового здания концертного учреждения, заручившись поддержкой Кемеровского обкома КПСС. Как вспоминал Иосиф Лазаревич, первые публичные заявления в конце 60-х годов о необходимости современного здания для областной филармонии принадлежали её директору Вениамину Александровичу Кузнецову, при котором и началось строительство. А сдали в эксплуатацию новое здание в 1979 году, когда директором был Юрий Львович Юровский.

В своей книге воспоминаний «Катенька», где много места отведено Кемеровской филармонии, Валерий Гаркалин писал:

«Юрий Львович Юровский был личностью огромного масштаба. Казалось, ему было подвластно решительно всё. Юровскому очень хотелось сделать захолустный Кемерово городом большой культуры, чтобы лучшие гастролёры, по крайней мере Советского Союза, считали за честь посетить этот шахтёрский край. Однажды он пригласил в Кемерово на гастроли Большой театр в полном составе. Оказалось, что в городе нет площадки, способной вместить весь коллектив. Тогда за ночь он перестроил сцену, чтобы туда могла поместиться опера „Хованщина“, и на треть увеличил оркестровую яму, дабы влез весь прославленный оркестр Большого театра…».

Юрий Львович Юровский слыл отличным организатором концертного дела, был знаком со многими известными артистами. Это был конец 70-х начало 80-х годов. Кемеровская областная филармония переживала небывалый подъем. Благодаря личным связям в артистических кругах Юровскому удалось организовать проведение абонементных концертов Большого театра СССР, Новосибирской консерватории, Москонцерта, Ленконцерта, Росконцерта. По приглашению Юровского Союз композиторов СССР провёл в Кузбассе выездное заседание. В 1979 году в Кемеровской области стартовал шикарный фестиваль «Зори Кузбасса», который посвящался Дню Шахтёра. За многие годы на этом фестивале побывали все звёзды советской эстрады. В филармонии был создан ансамбль песни и танца «Кузбасс» — предтеча «Сибирского калейдоскопа». А в 1981 году начали формировать большой симфонический оркестр. В годы руководства Юровского успешно создавались собственные эстрадные и художественные коллективы, число которых приближалось к четырнадцати. А вот с коллективом «Люди и куклы» было по-другому.

Из воспоминаний Иосифа Лазаревича Курочкина на одной из встреч в филармонии Кузбасса:

«Вернувшись из Москвы, директор филармонии Юрий Львович Юровский рассказал мне, что ему удалось познакомиться с необыкновенным коллективом, состоящим из выпускников Сергея Владимировича Образцова. К сожалению, тому не удалось добиться закрепления этой талантливой труппы за Московским центральным театром кукол. Коллектив временно находился в бесхозном состоянии. Было понятно, чтобы пригласить этот коллектив на постоянную работу в Кемеровскую филармонию, следовало заручиться согласием, тем более поддержкой Образцова, руководителя факультета кукольного искусства.

В процесс реализации была включена Инна Леонидовна Хамиза — первый заместитель начальника главного управления драматических театров министерства культуры РСФСР. Она сообщила управлению культуры, чтобы труппа приехала на работу в Кузбасс. Более того, руководитель и главный режиссер труппы Леонид Хаит готов выехать по приглашению в Кемеровскую филармонию… Приглашение было отправлено, труппа выступила на сцене старого здания филармонии. Это было явление в культурной жизни Кузбасса. Коллектив был зачислен в штат филармонии.

На этом можно было бы поставить точку, если бы не телеграмма, которую вскоре получил я, как начальник управления культуры Кемеровского облисполкома. Телеграмма была с грифом „Правительственная“, в которой говорилось, что Курочкина вызывают в Росминкультуру для объяснения причин приглашения на работу эстрадного кукольного коллектива. Оказалось, что министр культуры РСФСР Юрий Серафимович Мелентьев пообещал этот коллектив городу Свердловску.

Всё могло сложиться по отработанной схеме: коллектив — вернуть, начальнику управление культуры — взыскание. На помощь пришёл Сергей Владимирович Образцов, взявший на себя право распределения выпускников своего курса. Тем более, заявил Образцов, что заявку у него в портмоне, а от Свердловска — „пока в уральских горах“. Этим удалось несколько успокоить министра…»

Валерий Гаркалин тоже вспоминал эту историю с «трудоустройством» в своей книге «Катенька»:

«Ансамбль создался так быстро, что, похоже, никто даже не успел предупредить об этом художественного руководителя театра Образцова, что в дальнейшем сослужило мне плохую службу… Наша идея создания театра из ничего немного пугала. Хотя мы все были молоды, самоуверенность била через край, и желание совершить нечто в искусстве, репетировать сутками, доказывать себе и миру, что мы чего-то стоим, присутствовало в нас с лихвой…

Сегодня, по прошествии более чем трёх десятилетий, я удивляюсь мужеству нашего учителя Леонида Абрамовича Хаита. Бросить место режиссёра и актёра в Театре Образцова, профессора Гнесинского института и уехать в полную неизвестность с некой эфемерной надеждой на чуть большие творческие возможности, открывавшиеся перед ним! А ведь он был уже далеко не мальчиком, много поездил, повидал и прекрасно понимал, что теряет, покидая Москву».

По словам современников, Юрий Львович Юровский создавал не только собственные группы, но и приглашал в Кемеровскую филармонию молодые коллективы, не имевшие перспектив у себя в регионах. Как вспоминал Валерий Гаркалин, выпускники Сергея Владимировича Образцова, приехав в Кузбасс, ещё не были единым коллективом, но обладали единой актёрской школой и были готовы работать рука об руку, не тянув одеяло на себя. Театрализованная эстрадная группа «Люди и куклы» отслужила в Кемеровской филармонии восемь лет, вплоть до 1986 года, а на следующий год «театр на колёсах» вошёл в состав Центрального театра кукол имени Сергея Владимировича Образцова.

«Я очень благодарен судьбе, что с Людьми и куклами прошёл период студийности, который, мне кажется, необходимым для успешной актёрской судьбы. Обычно молодой артист, заканчивая училище, приходит в репертуарный театр с его устоявшимися нравами, системой актёрской иерархии, годами ждёт там ролей, профессионально дисквалифицируясь, теряя веру в себя. Студийность же даёт возможность широкого эксперимента, проб и ошибок, поисков своего места в искусстве.

Так некогда ворвался в театральную жизнь театр-студия Современник, да и любимовская Таганка, сразу заявив о себе во весь голос. Они на десятилетия стали кумирами, а большинство их актёров оставили ярчайший след в российском театральном искусстве и кинематографе», — делился в своей книге воспоминаний Валерий Гаркалин, подводя итоги творческой работы в Кемеровской филармонии.

Автор — Марина Кларисс

Текст: Алла Мождженская.
Фото: музей ГАУК «Филармония Кузбасса имени Б.Т. Штоколова», скришот х/ф "Ширли-Мырли"
Поделиться в VK
Поделиться OK
Отправить в телеграм
Отправить в WhatsApp

Комментарии

Рекомендуем