«Вспоминать про теракт мне очень сложно»: как жительница Кузбасса спасла детей от террориста

Беловчанка Людмила Швыдко спасла из смертельного плена обезумевшего преступника почти полсотни ребятишек из детского сада. Несколько малышей погибли во время взрыва гранаты. Она попыталась накрыть их собой, но не успела. Боль физическая после сотни осколков, которые врачи достали из её тела, — это ничто в сравнении с болью душевной за погубленные невинные детские души.

На чёрно-белом снимке осколки разрушенных жизней. Детские скамейки разорванные на части, зияющие в полу дыры, выбитые взрывной волной окна, иссиня-чёрные выжженные стены и пол…

«Последнее, что я помню — вспышка и темнота. Я бросилась в сторону детей. И всё меня не стало…».

В 1995 году обезумевший террорист ворвался в детский сад Владикавказа и взорвал две боевые гранаты. Спасать детей и вести переговоры с преступником выпало на долю заведующей детским садом Людмилы Швыдко. Жительница Белова тогда жила и работала на Кавказе. В тот трагический день ей удалось вывести почти полсотни детей. 48 ребятишек целыми и невредимыми вернулись из страшного плена к своим родителям.

Из тела Людмилы Швыдко хирурги вынули 120 осколков. Понимая, что произошло непоправимое, она бросилась в сторону ребятишек, чтобы накрыть их от взрыва. Ей не хватило совсем чуть-чуть. Двое детей получили ранения. Ещё четверо — погибли…

Из Кузбасса на Кавказ

«Вспоминать про теракт мне очень сложно. Не могу. Это настолько больно… Я буду говорить то, что я помню, потому что у меня половина выбита», — предупредила меня в начале беседы Людмила Швыдко.

Людмила Швыдко родилась в Казахстане, на целине, откуда семья с маленькой девочкой Людочкой переехала в Белово. Здесь она выросла и получила образование. Дальше в угольное сердце Кузбасса с Кавказа по распределению приехал её будущий супруг. После того, как пара поженилась, в семье родился первенец. Через некоторое время их сын тяжело заболел. И врачи посоветовали сменить климат.

«И мы приняли решение поехать на Кавказ, на нашу общую родину. Переехали в город Орджоникидзе, сейчас это Владикавказ. Это невероятно красивый город! Окрылённые новыми надеждами, планами мы начали заново обустраивать наш быт. Жизнь прекрасна, я всех люблю, меня все любят. Это были потрясающие моменты», — вспоминает Людмила Швыдко.

Советский Союз выкупал школьников у террористов

В новом городе Людмила Швыдко устроилась на работу в детский сад. Сначала воспитателем, потом заняла пост заведующей. Жизнь шла размеренно и спокойно, но каждый очередной день приближал семью к новому жестокому испытанию.

«Произошёл первый теракт мирового значения. Террористы взяли в заложники школьный автобус с детьми. Все четвероклассники. В их числе был наш сын», — говорит Людмилы Швыдко.

Сутки родители не видели детей, изнывая от бессилия и невозможности помочь.

До конца восьмидесятых годов террористические акты и захваты заложников для Советского Союза были явлением крайне редким. Брать же в заложники детей и вовсе никто не решался. «Первопроходцем» стал водитель пассажирского автопредприятия в городе Орджоникидзе. 1 декабря 1988 года пять членов автобусной бригады местного автопредприятия взяли в заложники учеников 4 «Г» класса школы № 42, учительницу, водителя автобуса. А после экипаж самолёта и переговорщика-офицера КГБ в обмен на детей. Целью преступников было получение выкупа в 3 миллиона долларов и выезд за границу. Террористам было от 22 до 38 лет.

«Захватчики угрожали страшными издевательствами. Обещали отрезать головы и выбрасывать на дорогу. Перед ними стелились, выполняли все требования… Деньги, оружие, самолёт, наркотики — всё, что они хотели, только бы освободить детей.

Слава Богу все остались живы. Наш сынулечка вместе с пятью другими ребятишками оставался с террористами до последнего. Преступники использовали их в своих целях. Они, прикрываясь живым щитом из детей, перебегали до самолёта, на котором надеялись скрыться. Пилоты согласились вести лайнер прикованными наручниками к рулю… Детей спасли в последний момент», — рассказала Людмила Швыдко.

В ходе операции «Гром», предпринятой группой «А» («Альфа») 5-го отдела 7-го управления КГБ СССР, всех заложников освободили. Террористов, добившихся вылета самолёта в Израиль, арестовали и позже депортировали из Израиля в СССР в обмен на обязательство советского суда не выносить смертный приговор преступникам.

В Кемерове зам главврача через суд отменила выговор

«Вы — заложники!»

Спустя семь лет, вновь в декабре только уже 95-го, в детский сад Владикавказа ворвался вооружённый гранатами преступник. Он взял в заложники группу малышей в возрасте 3 — 4 лет. Заведующей детского сада была Людмила Швыдко.

Тот декабрьский вторник начинался, как самый обыкновенный день. Родители передали своих крох воспитателям и комнаты наполнились играми, смехом и просто счастьем детства. В первую неделю декабря уже вовсю шла подготовка к новогоднему утреннику. Дети разучивали стихи, репетировали сценки, делились мечтами о подарках, которые хотят получить от Деда Мороза.

Но жестокость и беспощадность ворвалась в судьбу ни в чём не повинных детей. В эти мгновения в коридоре стоял страшный и безжалостный человек, сжимая в руках боевые гранаты. Он решил, что с помощью детсадовцев, обеспечит себе всё то, что не может заработать самостоятельно.

«Вы — заложники. Мне нужен автобус. Дети поедут со мной», — вспоминает Людмила Швыдко первые слова террориста.

Сняв предохранительные кольца с взрывателей гранат, он заявил о захвате детей и сотрудников в заложники и, в случае невыполнения его требований, угрожал, что взорвёт детей.

«Пусть я бы сама взорвалась!»

Меры нужно было предпринимать экстренно. Времени на обдумывание катастрофически не хватало.

«Детский сад находился недалеко от трассы. И я отправила на дорогу воспитательницу, наказав ей останавливать пазики с одной дверью (таким было требование террориста — прим.ред.). Из всего проезжающего транспорта тогда остановился только один автобус. Но когда воспитательница сказала водителю, что детский сад захватил террорист, он ответил, что не хочет ехать. И она вернулась ни с чем», — печально говорит Людмила Швыдко.

Время шло. Как вспоминает моя собеседница, продумывать план до мельчайших подробностей просто не позволяла ситуация. Детей в саду было много и на первом, и на втором этаже. К тому же целый коллектив взрослых. И все они оказались в настоящей западне. Вооружённый террорист никому не давал выйти. А окна на первом этаже были наглухо закрыты металлическими решётками.

«Мне нужно было убрать от него всех детей, под любым предлогом. Противостоять террористу можно только лаской, только уговорами. Ему нельзя грубить, как бы он не обращался с тобой, и как бы не обзывал. Только «мой хороший», «мой родной», «мой золотой». После спасения сына из захваченного террористами автобуса, я знала, что вести себя с террористами нужно именно так. И это мне помогло. Он меня слушал», — вспоминает Людмила Швыдко.

Захватчик уже долго держал гранаты. Как пояснила Людмила Швыдко, каждая была смертельно опасной. У одной убойная сила 200 метров, другая чуть полегче.

«Я смотрела на его руки. Живые человеческие руки. Это же не робот зажал и всё. Он больше часа держал гранаты. Я ему говорила давай я перехвачу. У тебя руки устали. Но он не соглашался.

У меня было предчувствие, что если бы он отдал мне гранаты, трагедии бы не произошло. Я ведь отвела его уже в другой конец детсадика, задерживая разговорами. Про сына ему рассказала, когда он в 1988-м с классом тоже в заложники попадал. И вот этот новый террорист, подражатель тем террористам, внимательно меня слушал. Даже сказал, что у родственницы его сын тоже в том автобусе заложником был…

Ах, если бы у меня тогда всё получилось. Если бы террорист дал подержать гранаты, я бы как рванула бежать, ни за что бы не догнал. Там запасной выход, пустой двор, и пусть я бы сама взорвалась, но уже одна и на пустыре…», — с тоской в голосе утверждает Людмила Швыдко.

Окно жизни

Отвлекая разговорами, женщина всё дальше уводила террориста от детей. Внезапно она ему сказала, что в одной из групп только что прорвало канализацию и содержимое идёт наверх. Всюду вонь. И это нужно срочно устранить. Людмила Швыдко спросила у него помощи, но террориста передёрнуло от брезгливости. И тогда женщина попросила разрешения у захватчика, чтобы воспитательницы сами устранили аварию.

«Ему льстило, что я с ним так общаюсь. Он шёл на контакт», — считает Людмила Швыдко.

И действительно, легенда сработала. Женщины пронесли мимо ничего не подозревающего преступника лоток с инструментами и топором. Две маленькие хрупкие женщины, едва дыша, медленно и бесшумно откручивали тугие болты, осторожно вынимали штапики, чтобы снять тяжёлую железную решётку с окна и выпустить детей. Нельзя было допустить, чтобы стекло разбилось — террорист мог услышать.

Дальше, вновь по плану Людмилы Швыдко, воспитательницы объяснили детям, что заведующая хочет поиграть с ними «в кошки-мышки». Ребятишкам сказали, что они должны тихо-тихо спуститься по лестнице со второго этажа.

«На улице зима. Декабрь месяц. Конечно, не такая лютая, как в Сибири, чуть нежнее, но дети уже укладывались спать. Из одежды на них оставались только трусики и маечки. И одеваться было некогда, каждая минута дорога. В любой момент взорваться мог весь детский сад.

И удивительная вещь, ну, просто удивительная. Я знала, что сейчас будут спускаться дети, но они настолько тихо вышли, ни один ребёнок не заплакал, не зашумел. Они, действительно, играли, но очень по-настоящему. Ватага беспокойных и шаловливых малышей превратилась в мышек и крадучись прошла мимо нас. Террорист не услышал их. Я не знаю, как это могло получиться. Я до сих пор не знаю», — борясь со слезами в голосе, говорит Людмила Швыдко.

Бесшумно и осторожно дети шли к окну жизни. Они молчали даже тогда, когда их совершенно раздетых стали передавать через открытое окно на улицу. Их перехватывали и сразу же закутывали в одеяла. Тогда со второго этажа спасли 40 ребят и ещё восемь с первого.

Кемеровская частная скорая помощь снова попалась на нарушениях

«Он пришёл в ярость»

К тому времени весь город знал о теракте. Примчались родителей и огромное количество неравнодушных жителей, люди в погонах окружили садик и готовили захват. А Людмила Швыдко, ещё несколько воспитателей и небольшая группа малышей остались в детском саду.

Внезапно преступник бросился в комнату и увидел, что всё складывается не так, как он хотел. В детском саду осталось лишь восемь детей.

«Он пришёл в ярость. Задыхаясь от злости, заорал: «Все сюда! Всех сюда!» Приказал одеваться, а на переговорах затребовал автобус. Он всё надеялся, что транспорт вот-вот подойдёт. Когда я получила рацию, мне сказали: «Ваша задача сейчас сделать так, чтобы он отвлёкся. Будем проводить захват».

Я сказала террористу первое, что пришло на ум, будто мне сейчас сообщили, что какой-то родственник хочет с ним поговорить. И ему нужно подойди к окну. Он подошёл и стал вглядываться на улицу через стекло и всё время спрашивал: «Где? Где?» Я говорю вон туда, вон туда смотри. Он всё больше и больше наклонялся, стараясь разглядеть кого-то в толпе.

И в это время всё… темнота. Помню только одно — я знала, где стоят детки, и я кинулась в их сторону. Я знала, что мне надо падать только на малышей.

Но в темноте и ужасном грохоте потеряла ориентир. Вот перед Богом, как есть, говорю. Мне потом уже рассказали, что я была рядом, чуть-чуть «недоупала» или, как это правильно сказать… И вот мои любимые, они такие красивые были… они же малёхонькие. Им же всего четыре годика было…» — задыхаясь от слёз, произносит Людмилы Швыдко и замолкает надолго.

Уже потом ей рассказали, что в этот момент произошёл захват и гранаты взорвались. Двое детей получили ранения. Ещё четверо — погибли…

«Жертв могло быть больше. Воспитательница Людмила Новакова успела выхватить двоих детей и их взрывной волной унесло из коридора в группу. Их откинуло на несколько десятков метров», — говорит Людмила Швыдко.

Террорист остался жив. В дальнейшем преступника осудили за теракт и приговорили к 15 годам заключения.

После всех печальных событий новогодний утренник у ребятишек этого детского сада всё-таки состоялся. Но, как отметила Людмила Швыдко, радости, веселья и детского ожидания праздника на лицах ребят не было. Даже фотоаппарат отчётливо передал весь трагизм ситуации. На снимках, поднятых Людмилой Швыдко из семейного архива, сплошная темнота. Заведующей детским садом на этих фотографиях нет. Она в это время была на грани между жизнью и смертью.

Большая трагедия

Изрезанная 120 осколками, Людмила Швыдко две недели была в коме. Реанимация. Клиническая смерть.

«Меня берегли ото всех сообщений. Я не знала, что погибли дети. Когда весь город собирался на похороны детей я была в беспамятстве. Тогда сотни тысяч людей пришли проститься с невинными детками. Когда я уже приходила в себя, кто-то подложил мне газету. И тогда я узнала, что погибли дети», — вспоминает Людмила Швыдко.

Её близкие сказали, будто она разрезала руку стеклом. Сама женина не помнила ничего. Все события начисто стёрлись из её памяти.

«И тут я всё прочитала — взрыв, гибель детей, я не помню, куда я снова провалилась, что было дальше. Как мне рассказали был дикий крик, страшные конвульсии. И опять надолго я потеряла себя…

В первые месяцы я стала мумией. У меня не было мимики. Я не улыбалась. У меня просто было омертвевшее лицо. Никаких эмоций. Остекленевшие глаза. Я не знаю, как я выжила, как я улыбнулась первый раз и, как заговорила. Один Бог знает. Я никак не могла расстаться с этими детьми. И в какой-то момент я хотела уйти из жизни», — признаётся Людмила Швыдко.

Акция «Блокадный хлеб». ТЦ Акварель, г. Белово.

Благотворительность, как спасение

В минуты отчаяния, боли и страдания многие ищут помощи и поддержки в Божьем доме. Так произошло и в жизни Людмилы Швыдко.

«Что меня остановило?! Ноги привели меня в храм. Раньше я никогда не ходила в церковь. Я не была церковным человеком. В душе, конечно, верила. Но от церкви была очень далека.

Я поделилась с батюшкой своей дикой болью. Рассказала, что я не хочу жить. И сказала, что я самая настоящая убийца, потому что не спасла детей. А он… Трагедию в садике жители всей республики приняли, как личную боль. И вот священник мне сказал: «О чём вы говорите. Нельзя так говорить. Вы не убийца. Вы спасли много детей. И то, что произошло это получилось по Божьей воле. А Бог вас вернул после клинической смерти не просто так, он вернул вас с даром нести добро, помогать людям».

И вы знаете разговор с ним, меня как будто встряхнул. И я поняла цель для дальнейшей жизни», — говорит Людмила Швыдко.

С тех пор она живёт тем, что помогает людям. На благотворительность уходит часть её пенсии… Одиноким старушкам она приносит еду, лекарства, вещи. Помогает детским домам, молодым и многодетным семьям.

«Я это с собой не унесу. А мне надо заниматься благотворительностью. Мне надо ради моих детей, потому что эта пенсия, она вся какая-то в крови. И мне надо, чтобы те мои дети, которые наверху, видели, что я помогаю другим. Это всё поминально. Они видят это и радуются. Я это точно знаю. И моя душа более менее спокойна», — пояснила Людмила Швыдко.

После трагических событий женщина приехала в Белово, чтобы навестить свою подругу, которая занималась изготовлением икон.

«Когда я была в состоянии клинической смерти, я видела то, что не забуду никогда. Необыкновенный поток света. На земле такого нет. Это парящий лёгкий свет и он по-настоящему белый. И у меня с одной стороны ангел и с другой ангел. Они меня поднимают вверх. А до этого я попала в ад. Вот хотите верьте, хотите нет. Меня раздирали сущности… и потом вот этот вылет и я вернулась в жизнь.

И когда моя подруга стала рассказывать об иконах, я комсомолка совсем ничего про них не знала. И вдруг увидела одну из них и спрашиваю: «Катя, кто это?». А она ответила: «Ангел-хранитель». Я говорю: «Катя, они меня вынесли из ада, они вернули меня на землю». Подруга в тот момент смотрела на меня как на полоумную… Я купила две иконы «Ангела-хранителя» и они по сей день стоят в моём иконостасе», — рассказала Людмила Швыдко.

Орден мужества

Прожив некоторое время на Кавказе, Людмила Швыдко почувствовала, что её здоровье ухудшается.

«И кто-то мудрый сказал: «Бросай всё и уезжай на Родину. Родная земля поможет. В 2004 году я вместе с семьёй вернулась в Белово», — говорит Людмила Швыдко.

И тогда, 18 лет назад, Людмила Александровна переехала в Белово с особой миссией – делать добрые дела. Вместе с супругом они вырастили и дали путёвку в жизнь двоим сыновьям. И уже воспитали внуков. В 2019 году в городе создали благотворительное движение «Серебряные волонтёры». Его руководителем назначили Людмилу Швыдко. Она стала его идейным вдохновителем.

Вместе с единомышленниками Людмила Швыдко ведёт в школах уроки мужества, уроки антитеррора, помогает людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, проводит праздничные мероприятия, поздравляет жителей города в торжественные и праздничные дни. Особое внимание и любовь «Серебряные волонтёры» дарят ветеранам Великой Отечественной войны, проживающим в городе Белово.

В марте этого года губернатор Кузбасса вручил беловчанке Людмиле Швыдко медали «За служение Кузбассу», немного позднее «За особый вклад в развитие Кузбасса» 3-й степени. Кроме того, в коллекции наград Людмилы Швыдко имеется медали «За честь и мужество», «За веру и добро». В 2019 году ей присвоили почётное звание «Человек года». За подвиг в детском саду Людмила Швыдко стала одной из первых женщин в стране, награждённых Орденом Мужества.

«Эти награды не только моя заслуга. Орден Мужества принадлежит всему коллективу детского сада, который героически спасал детей. Каждый выполнил свою миссию. Областные медали — это достижения всего движения «Серебряных волонтёров». Мы делаем одно общее дело. Так будет честнее», — считает Людмила Швыдко.

Поздравление губернатора Кузбасса
Текст: Оксана Кривошеева.
Фото: из личного архива Л.Швыдко, пресс-служба АБГО, https://pixabay.com/ru/, архив Сибдепо
Поделиться в VK
Поделиться OK
Отправить в телеграм
Отправить в WhatsApp