Вздыхающие мертвецы, трупный яд и мистика: интервью из морга (18+)

Перед вами — один из самых мрачных выпусков нашей рубрики «В деле». Судмедэксперт с солидным опытом работы рассказал корреспонденту Сибдепо об интересных вскрытиях, счастливых родственниках и других особенностях своей работы. Людям с неустойчивой психикой читать не рекомендуем.

Я всегда был таким

У меня горячая кровь и холодный ум. Нет сочувствия даже к близким людям. И это не последствия работы. Многие называют это профдеформацией, но я таким был изначально. Просто лёгкая бесчеловечность помогла мне лучше влиться в профессию. К трупу, любому, я отношусь как к работе. Или даже — как ребёнок относится к «киндер-сюрпризу». Для детей этот сюрприз — игрушка-шоколад. У меня сюрприз – это причина смерти, которую ты должен установить в течении экспертизы. Игрушка – сам процесс вскрытия, подход, определения группы признаков, свойственных определенному виду смерти, составления полной картины обстоятельств смерти. Шоколад – это писанина, которую ты должен составить после экспертизы, так называемые, «выводы эксперта».

Конкретно судебно-медицинским экспертом работаю пять лет, это не считая учёбы и предыдущей специальности по патологической анатомии. Областное бюро находится в городе-миллионнике, где в год вскрывается больше тысячи судебных трупов, не считая районов. Я практикую именно на двух районах за городом, где в общей сложности чуть больше ста тысяч населения, имея за это полторы ставки, что означает, что я должен с этих районов иметь не меньше 150 вскрытий в год.

Смежные профессии

Патологоанатом и судмедэксперт — это не одно и то же, хотя обыватели часто путают эти профессии. Между принципами работы патологоанатома и судебно-медицинского эксперта есть существенная разница. Первые проводят вскрытие только тех умерших, которые на тот момент пребывали в медучереждении и нуждаются в подтверждении клинического диагноза. Проще говоря – умерли в больнице. Да и это не всегда обязательно.

Судмедэксперт тоже имеет долю вскрытий умерших в больнице, но только в тех случаях, когда человек скончался от травмы (ДТП, огнестрел, порезы, ушибы, отравления и т.д.) Есть случаи, когда эксперт продолжает вскрытие, начатое паталогоанатомом. И это как раз таки из-за находок вышеописанных признаков или их последствий, проще говоря, если патологоанатом выявил криминальные причины смерти. Случаев, когда патологоанатом продолжает вскрытие после судмеда, – не существует.

«В нашей работе от 75 до 95% трупов – «скоропостижники»».

Патанатомы (профессиональное сокращение — прим. Сибдепо) распиливают череп только в том случае, когда по истории болезни нужно подтвердить инсульт — кровоизлияние в мозг, проще говоря. Судмедэксперты пилят череп всегда, даже у очень гнилостно изменённых трупов. Это делается для исключения черепно-мозговых травм, от которых мог умереть потенциальный лежачий. Переломы черепа видно даже у трупа с поздними трупными изменениями, как ни странно. Это ещё одно конкретное отличие работы патанатома и судмеда – у первых трупы всегда «свежие».

На судебно-медицинское вскрытие с разрешения следственных органов труп направляется в морг после осмотра места происшествия. Это смерть на остановке общественного транспорта, после пожаров, ДТП, застолья, на отдыхе, речке, озере, церквях — в общем, отовсюду, где не до конца известны обстоятельства и причины смерти. Останки не направляются в судебно-медицинский морг только в том случае, если это уже оголённые кости. Этим уже занимаются медикокриминалисты.

Каждого судмедэксперта со временем обязательно вызовут на место происшествия, где нашли оголённые кости, лежащие ещё времен твоих школьных годов, и твоё присуствие – это просто формальность. Помочь собрать останки, предварительно сложив их в целостное «лего», осмотреть на наличие грубых переломов, личных признаков, пола, роста, возраста, времени примерного наступления смерти и т.д. Всё остальное – работа криминалистов, как уже говорилось.

90 % внезапно умерших — мужчины

В определённые месяцы проходит около 20 вскрытий, а может быть 2-5 или не быть вообще. В нашей работе от 75 до 95% трупов – скоропостижники. На каждый сезон года выпадают свои типы смерти. Лето – утопленники, ДТП. Зима – так называемые мерзляки (погибшие от холода), отравленные чадным газом. А алкоголики, наркоманы, убитые током, пьяным собутыльником, висельники и им подобные есть всегда. Вот только в канун праздников их побольше. Это понятно, почему так. К примеру, около 90% висельников – пьяные. И это не для смелости. Это абстинентный синдром – посталкогольная депрессия, усугубляющая подавленность.

«Вот видишь у 8-летнего ребёнка на вскрытии весь перечень признаков механической асфиксии (удушения), и нет ничего удивительного».

Около 90% поступивших в морг – мужчины. И примерно большая половина из них — 70-ых годов рождения. Плюс-минус. Это и не особо странно, так как угроза патологий сердца, или того же цирроза и.т.д. усугубляется после сорока. И это сухая статистика.

У меня в загашнике есть парочка вскрытий, которые были для меня показательными, незабываемыми, удивительными, поучительными, но для рядовых людей это будет непонятно или неинтересно. Вот что вам может сказать причина смерти, как злокачественная эпитэлиоидная мезотелиома плевры и перикарда, осложнившаяся эмпиемой левого лёгкого у 34-летнего умершего? Да почти ничего. А для меня это — жемчужина.

На самом деле, зачастую шокирует не причина смерти, а события, которые приводят к смерти. Дурацкие и нелепые случайные обстоятельства, которые ставят точку в истории жизни человека. И, скорее, не шокирует, а предоставляет очередное холодное осознание беспомощности перед неизбежным. Вот видишь у 8-летнего ребёнка на вскрытии весь перечень признаков механической асфиксии (удушения), и нет ничего удивительного. Всё как в книжках и пособиях написано.

Но, когда ты был на месте происшествия и собственными глазами видел, как этого ребёнка откапывали из завалившейся землянки, которую дети выкопали на огороде, а вокруг истерят и взывают к небу родственники, а ты должен осмотреть еще тёплое тело и помочь описать следователю свои заметки в протоколе осмотра, хладнокровно, чётко, правильно, лаконично – это то, чему не научит ни одно руководство и ни одна книжка.

Ты должен на психологическом уровне изначально быть склонным к такой профессии, иначе чокнешься в любой момент и безвозвратно. Это как на эстраде – ты будешь отличным вокалистом, если у тебя изначально есть голос и слух. А вокалу можно подучиться.

Загадка для следователей

Есть случаи, когда в свидетельстве о смерти пишут «Причина смерти не установлена ввиду поздних трупных изменений», к примеру. Но это не означает, что намеков на причину смерти нет. Установить причину смерти – это не означает найти что-то конкретное в теле и успокоится. Это совокупность признаков, которые складываются в общую картину, которая уже указывает на определённую причину.

«У гнилостных, мумифицированных, частично скелетированных трупов попросту не хватает деталей для общей картины».

Дело в том, что у очень гнилостных, мумифицированных, частично скелетированных трупов попросту не хватает деталей для общей картины, которая подтвердила бы определённую причину смерти. Но, в любом случае, в экспертизе обязательно описываются все найденные повреждения, переломы, раневые каналы, шрапнель и т.д.

Подводя итоги экспертизы, мы не имеем права думать-гадать: а что могло бы быть, как могло быть, как было бы одно, если бы не было другого, и тому подобное. Есть только факты. Если их недостаточно – утверждать что-то – себе хуже. Дальше – работа следователей.

К этому запаху со временем привыкаешь

Обращение внимания на мелочи, осторожность – это профессиональная привычка. Это уже подсознательное действие. Например, во время вскрытия тела есть риск заразиться. Случайный порез, порванная перчатка, неожиданные брызги, попадающие в глаза или на другие слизистые оболочки – всегда риск заразиться. Нет, заразиться не трупным ядом. Трупный яд – это, по сути, продукты распада белка и аминокислот. Да, это яд, но его нужно очень много принять, чтобы иметь последствия.

Я имею ввиду ВИЧ-СПИД, гепатит В,С и другие злые смертельные заразы, передающиеся через биологические жидкости организма. Есть редкие случаи заражения, но это стоит на контроле и ранней диагностике, следовательно, и успешном лечении. К тому у каждого по-своему набита рука. Одни по локоть будут в выделениях организма, исследуя труп. Другие же могут и перчатки не испачкать, аккуратно работая пинцетом и ножницами. Как избежать? Перчатки, фартук, маска, очки и аккуратность.

«Бывает, мозги с асфальта нужно собрать, и это — нормально».

Брезгливость в этой работе непозволительна. Бывает, мозги с асфальта нужно собрать, и это нормально. Но есть такие, которые могут спокойно вскрыть двухнедельный гнилой труп без открытия форточки, а дома чуть не блевануть, меняя памперс своему чаду. К рабочему запаху со временем привыкаешь. И это не вонь, мы не воспринимаем его так — это просто рабочий запах. И присутствует он только тогда, когда есть чему вонять. Само же помещение морга особо не воняет.

Представление о том, что все работники морга безбожно пьянствуют — это, скорее, миф. Если человек, работающий в морге, много употребляет – тут два варианта: либо он не способен работать в морге, либо он просто прикрывает свой алкоголизм моргом. Так совпало, как говорится. Это как религия: есть глубоко верующие работники морга, а есть отпетые атеисты. Среди тех и других есть отличные специалисты, и предпочтения никак не связаны с работой. Это выбор каждого. Не забывайте, что мы тоже люди.

«Если вы попали на стол к патологоанатому или судмедэксперту — у вас практически нет шансов очнуться в гробу».

Я лично люблю иногда выпить, но это никоим боком не связано с эмоциями от работы в морге. Я так перезагружаюсь: в голове постоянно много планов и рабочей информации, а именно что и когда нужно успеть, что не забыть написать, куда нужно передать, что нужно запросить, подать, что часто не даёт расслабиться полностью и отдохнуть. Не знаю как кому, но мне работа не снится вообще. Сплю как ребёнок, если ночи спокойные.

После вскрытия живыми не хоронят

Быть похороненным заживо в современном мире практически невозможно. Если вы попали на стол к патологоанатому или судмедэксперту — у вас практически нет шансов очнуться в гробу. И причина не только в том, что ваше тело будут пилить и резать. Суть в ранних трупных признаках, которые свойственны только мёртвому телу, а именно — мышечном окоченении, охлаждении тела, трупных пятнах и множестве других, которых, априори, не может быть у живых людей.

Трупные пятна не только невозможно пропустить в судмедпрактике, они ещё и являются отличным относительным ориентиром по давности наступлении смерти и, собственно, причины наступления смерти, наряду с другими признаками.

«Труп может томно вздыхать, когда ты меняешь его положение на столе».

Трупные пятна, проще говоря, — это кровь, которая, перестав циркулировать, оседает сквозь сосуды, мягкие ткани в те участки и поверхности тела, которые были ниже всех в момент наступления смерти и после неё. Тут можно долго рассказывать, ибо при почти каждом определенном виде смерти трупные пятна ведут себя специфически, а это длинная лекция. Даже если нажать на пятно, и оно вернет свой окрас, скажем, за 35 секунд, то можно ориентироваться в том, что смерть наступила за 8-12 часов до этого момента. Я это к тому, что если у тела нет трупных пятен, то это уже вызывает подозрение у резектора.

К тому же, согласно рекомендациям, постановлениям и различным приказам и правилам, — как в морге, так и на месте происшествия, специалист должен убедиться в том, что труп – это действительно труп. Да, могут быть случаи, и даже были, когда ошибочно определённых в мёртвые, без участия специалистов или просто без необходимого осмотра, живых в глубокой коме или других сложных бессознательных состояниях доставляли в морг, где они приходили в себя до вскрытия. В очереди. Но никак не под скальпелем.

В морг ходят бабки-гадалки

В работе с телами нет никакой мистики. Труп может томно вздыхать, когда ты меняешь его положение на столе. Нет, это не недовольство. Это обратно выходящий воздух из дыхательных путей через голосовые связки. Но звучит бодряще, не спорю. Кожа и отдельные участки мягких тканей могут шевелиться в связи с расплодом личинок мясной мухи у гнилых трупов, или в связи с тем, что в теплой и питательной брюшине нашли себе приют выводок мелких грызунов или ползучих гадов.

Всему есть объяснение. Наша задача — его найти. И морг – это далеко не мистическое место. Это рабочее место. Такое же, где на сервисе собирают-разбирают системные блоки, телефоны, автомобили и так далее. Но только не технику, а тела.

«Просили или петлю с висельника, или шнурок, которым связывают руки покойнику».

Вообще, мифы о морге, как и обычные сплетни, возникают от незнания, недосказанности, нежелания знать полной картины. Воровать органы из трупа – это бессмысленно, но взять некоторые органы на токсикологическое исследование на подтверждение определенного отравления – обоснованно. Люди могут пустить слухи, что за углом морга выливают внутренности из ведра, когда на самом деле это вода после уборки помещения и так далее. То есть поняли, да?

Бывало, что к моргу подходили так называемые бабки-гадалки, которые просили или петлю с висельника, или шнурок, которым связывают руки покойнику, или немного воды, которой моют труп, предлагая даже за это деньги. Таких некоторые филигранно посылают, многие посылают грубо. Потому что петля – это вещдок, шнурки/бинты уходят с трупом в гробу, а вода – в канализацию.

Большинство работников морга владеют специфическим чувством юмора, поэтому некоторые просто набирали воды из крана и предоставляли этим бабкам для «отстань». И если с патанатомией ещё можно договориться о присутствии на вскрытии для рядового человека, то в судебно-медицинский морг допуск посторонним только с разрешения прокурора или других высших инстанций.

Бонусы для родственников

Я люблю смотреть на человеческие реакции, эмоции, истерики, когда выдаю тело. Ведь это откровенно, не наиграно, честно. Это то, чего не хватает мне в плане эмоций. Я как будто тычу пальцем своей подсознательности и мысленно говорю: «Вот так должно быть, ты, бесчувственная скотина!».

«Фейковая улыбка помогла девушке осознать неизбежное и успокоиться».

Был случай, когда я очередной раз выдавал тело умершего после экспертизы и наблюдал такую картину: сквозь слезы возле гроба пожилого человека рыдала в кругу семьи его молодая дочь. Но с улыбкой. Приговаривая «Он улыбается! Посмотрите! Он улыбается!». И я в этот момент задумался: когда я укладывал тело в гроб, то немного поправил его вялую голову на жёсткой подушке, набитой сеном, поправив его челюсть. Я поддерживаю репутацию своего отделения, поэтому стараюсь, чтобы к моим экспертизам не было претензий у прокурора, а к телу – у родственников.

К открытым глазам или челюсти у покойников я отношусь как к неуместной ситуации. Поэтому и поправил тогда челюсть пожилому мёртвому человеку, возвратив её на естественный прикус резким и точным движением пальцев, слепив и растянув его губы для создания вакуума — чтобы потом рот не открылся. Так у него и родилась ухмылка. Ехидная такая, которая всем своим видом в целой картине как будто говорила: «Ничего страшного не случилось! Видите? В данной ситуации хуже всех должно быть мне, но я улыбаюсь. Видите?».

И эта случайность принесла странное облегчение его дочке. Она, похоже, осознала, что эта фиктивная улыбка хотела сказать. Люди в отчаянии ищут знаки во всём. Кто в улыбке, кто в религии, кто в случайностях. Ведь так спокойнее. Фейковая улыбка помогла девушке осознать неизбежное и успокоиться. Принять. И знаете, что я теперь делаю? Да. С того времени, когда я встречаю родственников умерших возле морга и вижу, что им не всё равно, я делаю небольшой бонус в виде улыбки.

Труп в гробу выглядит лучше

Тело после вскрытия выглядит лучше, чем до вскрытия. Кожные покровы не особо отличаются у «свежих» трупов от живых. К тому же после вскрытия бледнеют трупные пятна, в связи с выделением лишней крови, частично разрушается мышечное окоченение, труп помыт, побрит, одет в чистое.

«В городах побольше могут глазные яблоки с подходящим цветом подобрать».

Услуги по приведению тела в порядок не входят в прямые обязанности работников судебно-медицинского морга. Это, скорее, одолжение. Поэтому родственники не вправе тыкать носом эксперта или санитара в труп, если им вдруг в нём что-то не понравилось. Но такие понты встречаются довольно редко. В городах побольше и услуги поярче. Могут даже искусственные глазные яблоки с подходящим цветом подобрать, если собственные в связи с травмой больше не имеют представительного вида.

У меня на районах люди простые. Обычно хватает помыть, побрить, одеть и дать парочку советов по сохранению тела до похорон. Есть, конечно, минимальный набор пудры, тоналки и других марафетов. После вскрытия мы делаем тампонаду шеи, ревизию внутренних органов, и этого хватает для содержания тела на несколько часов до похорон. То есть без подтёков, натёков, отёков и особого запаха.

Органы почти полностью возвращаются в тело, но в более компактном виде, поэтому форма сохраняется. Почти полностью потому, что при вскрытии отбираются маленькие фрагменты органов для гистологического исследования. Проще говоря – для подтверждения под микроскопом причины смерти, установленной вами после вскрытия в морге. Есть одиночные случаи, когда, опять таки, общей картины для установления причины смерти не хватает, или есть спорные моменты, тогда эксперт ждёт результатов микроскопии для установления окончательной точки.

В тело добавляют, бывает, дополнительных материалов, но это во благо. Я имею ввиду материалы, блокирующие выделение жидкостей из естественных отверстий тела или разрезов. Жидкости-фиксаторы, которые конкретно тормозят процесс разложения. Это и есть бальзамация, которая тоже не входит в обязанности. Это услуга по желанию.

«Как-то я видел у одного мальчишки на пляже на тыльной поверхности стоп татушку в виде надписи «Привет патологоанатомам!»».

Обычно для одевания тела, родственники умершего предоставляют его «выходную» одежду. Многие люди постарше уже имеют наготове такие комплекты. А если заказывать у ритуальщиков, то можно прикупить костюмчик попроще, с хорошим видом и липучками на спине, для удобства.

Нет потребности заказывать одежду на несколько размеров больше, или гроб на несколько сантиметров длиннее. Но не предоставляйте рубашки с коротким рукавом под пиджак мужчинам или колготки, равные по размеру или вообще меньше для женщин. Это может затянуть процесс одевания.

Но нужно быть готовыми к тому, что с выраженными гнилостными изменениями, частичным скелетированем, в том числе и в обугленном состоянии, мумификации, никто не будет одевать труп. Это бесполезно и вообще запрещено. Что делать? – покупать большую клеёнку. Тело замотают туда, уложив в гроб, как конфетку. А одежду символично разложат поверху.

Смерть и юмор

Бывает, собираемся большой компанией где-то на шашлыках, заводим разговоры о том, о сём. И ты, забываясь, начинаешь рассказывать интересные, забавные случаи с работы, но потом осознаешь, что в компании медиков больше нет. И после небольшой паузы тебе говорят: «Всё нормально, нас о тебе предупредили».

А вот шутки со смертью я не понимаю. Как-то я видел у одного мальчишки на пляже на тыльной поверхности стоп татушку в виде надписи «Привет патологоанатомам!». Он был уверен, что его остроумная легкомысленная шутка оценится по достоинству, когда придёт время. Но шанс невелик.

Есть четыре варианта развития событий: после смерти он действительно попадёт на стол патологоанатому, и его задумка реализуется. Второй – он отправится на экспертизу судебщику, где эта шутка уже будет не особо к месту. Третий вариант – его тело могут найти после определенного промежутка времени после смерти, когда тело будет находиться в состоянии поздних трупных явлений, то есть гниение, мумифицирование, скелетирование полное или частичное, то есть ткань участка кожи с весёлой надписью может не сохранить качество или не сохраниться вообще. Ну и четвёртый вариант – его тело могут вообще не найти.

Соответственно, всплывает вывод – никогда не нужно быть твёрдо уверенным в чём-то, даже если это неизбежно. В таком случае, стоит ли шутить с собственной смертью?

Текст: Екатерина Бухтиярова.
Фото: Google Images.

Комментарии

Рекомендуем