За счёт заведения: почему предприниматели не платят зарплату во время «карантина»

Переехавшие в Москву кемеровчане рассказали, как самоизоляция повлияла на их бизнес, действуют ли электронные пропуска на самом деле и возможно ли во время пандемии попасть к врачу.

Что происходит

Не так давно мы публиковали статью о возможном кризисе неплатежей в сфере ЖКХ, однако нужно понимать, что люди перестают платить не просто так – всё больше россиян объясняют просрочку обязательных платежей потерей работы на фоне вынужденной самоизоляции. К таким выводам пришли журналисты РБК после общения с представителями крупных банков и Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА).

Так, по информации последних, в апреле доля должников, которые сложили с себя обязательства по кредитам из-за финансовых трудностей, выросла до 60% (на 10%). Притом, если год назад доля тех, кто перестал платить в связи с потерей работы, составляла 18%, то теперь она выросла до 30%. На 10 процентных пунктов (40% в общей сложности) увеличилось число тех, кто связывает свои финансовые трудности с падением доходов. Эту информацию, в большей или меньшей степени, подтвердили и банкиры, сославшись на свои показатели за минувший месяц.

Между тем, уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов сообщил информационному агентству REGNUM, что 56% компаний малого и среднего бизнеса уже перестали работать. Экономист Яков Миркин, комментируя исследование Титова, в своём блоге пишет, что у руководства закрывшихся компаний нет возможности платить зарплату сотрудникам, а 31% из них не может погасить долги перед банками.

Борис Титов (справа) и Яков Миркин.

Можно по-разному относиться к предпринимателям, называть их буржуям и другими обидными словами, но важно понимать, что бизнесмены создают рабочие места, выплачивают как зарплату, так и налоговые отчисления. Более того, если ситуация с неплатежами продолжит ухудшаться, постепенно втягивая себя всё больше отраслей, то со временем кризис коснётся и банков. В таком случае, судя по публикации Ведомостей, экономика России опять рискует впасть в депрессию, и тогда «грустить» начнём мы все, а не только пострадавшие отрасли.

Мы побеседовали с семьей предпринимателей, которые давно покинули Кузбасс и успешно строили свой бизнес в столице. Земляки рассказали нам, как вышло так, что коронавирус практически уничтожил бизнес, который они выращивали годами, а также, почему невозможно платить зарплату на самоизоляции. При этом важно помнить – нет никаких гарантий того, что развивающиеся сейчас в Москве события не повторятся в каком-нибудь другом регионе, например, в Кузбассе.

Про переезд

Из Кузбасса в Москву мы переехали в 2003 году, это было спонтанно, просто решили, что нашим детям там будет лучше. В Кемерове у нас всё было очень хорошо, мы занимались недвижимостью, поэтому нельзя сказать, что мы ехали в столицу на заработки. Когда человек приезжает из маленького города в большой, его всё шокирует: от прилавков, до развлечений. То, что мы увидели в столице, в Кемерове и близко не было, Москва не сравнится ни с одним российским городом, ни тогда, ни сейчас.

В Москве мы открыли малый бизнес, занимались изготовлением сувениров для предприятий и туристов.

Про бизнес на самоизоляции

Сейчас поток иностранцев прекратился, остановились предприятия, отменены выставки, у нас не то что бы сократились доходы – их вообще нет. Особенно сильно пострадали наши поставщики, каждый день звонят и пишут: ну может быть можно как-нибудь продать? Никак. Сейчас даже доставить товар из соседней области невозможно.

У нас было два ИП – моё и мужа. Своё супруг закрыл в марте, а сотрудников мы уволили уже давно. Все эти призывы сохранять рабочие места меня мало трогают. Можно сохранить место, если ты знаешь, что через месяц-два бизнес восстановится и ты компенсируешь свои затраты. Однако такой уверенности нет. Зачем тогда я буду вешать себе ярмо на шею?

Никакой поддержки от государства мы не получаем. Муж имеет право на субсидию от службы занятости, но получить её невозможно: лично они не принимают, а на госуслугах такой функции нет (судя по сайту, функция доступна с 8 апреля — прим. Сибдепо). Как предприниматель, в год я выплачиваю около 270 тысяч рублей в виде налогов, долгов не имею и мне полагается поддержка от налоговой, но ситуация там такая же, как и со службой занятности. У нас также есть кредит, который мы брали на закупку оборудования, порядка 800 тысяч, и под кредитные каникулы мы тоже не попадаем, потому что сумма больше 300 тысяч. Словом, всё проблематично.

Мы не знаем как будем восстанавливать бизнес, и меня это ввергает в панику. Мне, как здоровому человеку, сложно понять весь этот ажиотаж и карантинные меры. Мы надеемся, что нам позволят работать, потому что весь малый и средний бизнес в Москве стоит полностью, работают только крупные строительные корпорации: у нас Собянин как перекладывал плитку, так и перекладывает, а теперь даже удобней стало – людей меньше ходит.

Про самоизоляцию как таковую

Мы не выбирали самоизоляцию, это навязанное решение. Сейчас мы переехали на дачу, здесь всё-таки приятней находиться, чем в квартире, но если бы в городе была хоть какая-то работа, то остались. Мы живём на запасы, которые у нас остались, думаю, что денег хватит ещё на месяц-полтора. При этом дорожает абсолютно всё – одноразовая маска, без которой сейчас никуда не пускают, до недавнего времени стоила 258 рублей за штуку, не говоря уже о продуктах. Притом, мы же не имеем права ездить в гипермаркеты, только в ближайший магазин, а в маленьких магазинах цены растут очень быстро. Поэтому берём, то, что есть.

Я бы не сказала, что электронные пропуска это полезная мера. У нас на въезде поставили военизированный пост росгвардии с автоматам, но пропуск у нас ни кто ни разу не проверил. Тем не менее, губернаторы начали повторять за Москвой. В соседней Тульской области власти ввели пропуска на всех, даже транзитников, вы бы видели, что у нас тут на симферопольском шоссе творилось! Пробки были по 12-15 километров. Потому что проверяли всех поголовно. Но если гулять без пропуска по городу, я не думаю, что тебя остановят и оштрафуют. Разве что, если ты в парке сядешь и начнёшь там шашлыки жарить. Однако есть парки на окраине города – это огромные лесные массивы, где люди спокойно устраивают пикники.

Про медпомощь

Если дело не доходит до ИВЛ, то с «ковидом» очень сложно попасть в больницу: ты же ходишь – вот и ходи. Я знаю, там, где заражённые продолжают работать, их коллегам могут даже не делать тесты. Только если ты сам найдешь частную лабораторию, и там тебе за четыре тысячи сделают тест. Более того, в больницы сейчас в принципе сложно попасть. Нам нужно было показать врачу маленького ребёнка, и мы с трудом этого добились. Как это было: детская больница закрыта, вышла регистратор, очень долго нас пытала, в итоге вызвала врача. Даже ребёнку сейчас сложно добиться встречи с врачом, не говоря уже о взрослых.

К сожалению, историй, как эта, сейчас в России достаточно. Многие предприниматели, особенно в центральном округе, оказались на грани выживания. Беспроцентные кредиты на выплату зарплат имеют один существенный минус – когда-то их придётся возвращать. Поэтому брать займы, платить работникам и надеяться, что когда-нибудь доход всё-таки появится – сейчас непозволительная роскошь для подавляющего числа бизнесменов.

Текст: Кирилл Антонов.
Фото: архив Сибдепо, pixabay.com, ru.wikipedia.org.

Комментарии

Рекомендуем