«Загнивающая» Европа, опасная Азия и суровый автостоп: как кемеровчанка объездила полмира

Далёкий остров в открытом океане, слишком толерантная Европа и безопасная Центральная Азия – кемеровчанка объездила множество стран автостопом. Одна. Люда Губинская рассказала нам о всех прелестях одиночного женского автостопа, об отношениях с дальнобойщиками, о бытующих и крепнущих с каждым годом стереотипах о странах Азии, о жизни без душа и бюджетных путешествиях. Кроме того, девушка успела пару лет пожить во Франции и поделилась с нами – какая она там, «загнивающая» Европа.

Я училась на факультете романо-германской филологии в КемГУ. В какой-то момент поняла, что мне срочно нужно куда-то уехать. Был такой период в жизни. Я понимала, что если останусь в Кемерове и буду жить своей обычной жизнью, то ничего хорошего из этого не выйдет. Поэтому я решила уехать. Так как я училась на переводчика французского языка, то и выбор пал на Францию. Туда я попала по программе Au pair. Она рассчитана на год и предназначена для молодых девушек и парней. Суть её в том, что ты приезжаешь в страну, живёшь в принимающей семье и сидишь с их ребёнком. А тебе, в свою очередь, платят деньги и обеспечивают трёхразовым питанием. Как раз по этой программе я в первый раз поехала на Мартинику. Я так не любила жару, но рискнула отправиться туда. А в университете взяла академический отпуск.

Мартиника – это остров, где 95% населения темнокожие. Людей сюда привезли из Африки французские колонизаторы. И на Мартинике в связи с этим получился очень классный микс культур – с одной стороны они французы, с другой стороны – они находятся между Латинской и Северной Америкой, ну а с третьей – никуда не делась и их африканская культура. Конечно, между людьми на Мартинике и сибиряками разница огромная, что уж тут говорить. На этом острове очень мало русских. Я встретила там только двух «наших» – взрослую женщину и молодую девушку – Лизу. Среди знакомых появилась ещё пара украинцев и всё.

О жизни во Франции

Мой первый опыт автостопа был именно на Мартинике. Там очень слабо развита транспортная сеть, поэтому периодически приходилось из точки «А» в точку «Б» добираться автостопом. Автобусы, конечно, были, но они стоили очень дорого, а я не зарабатывала больших денег на тот момент, поэтому приходилось импровизировать.

Жила я в местной семье, сидела с ребёнком – мальчиком. У нас с ним были просто потрясающие отношения. И я впервые в жизни поняла, что такое материнский инстинкт именно благодаря этому мальчику. Но спустя год программа завершилась и я должна была их покинуть. Мне было сложно уезжать от них. Да и в целом было сложно покидать остров, потому что это был совершенно незабываемый опыт. Я никогда даже представить себе не могла, что со мной может такое случиться – целый год прожить на тропическом острове. Там совершенно другая жизнь. К тому же, это так далеко, что я понимаю: вероятность вернуться туда снова ничтожно мала.

Когда я уезжала с Мартиники, то уже понимала, что хочу ещё на год остаться во Франции. Я вернулась в Кемерово, взяла ещё год академического отпуска и по той же программе улетела в свою новую семью во французский город Брест. Они были просто потрясающими людьми. Отец, который, кстати, на четверть русский, мать и две дочки. С ними у меня были великолепные отношения, мы до сих пор с ними общаемся. Они очень поддерживают меня во всём, переживают за меня. А с детьми мы были очень дружны и придумывали много разных игр. Они мне казались намного взрослее своего реального возраста. Иногда семья звала меня с собой на отдых, в гости к их родителям или в Швейцарию. И они мне всё это оплачивали сами, хотя не должны были, конечно. Трудно представить, что я могла бы найти кого-то лучше для жизни в другой стране.

Что же касается людей во Франции в целом – они потрясающие. У всех всегда всё хорошо, замечательная нация да и «загнивающая» Европа не такая уж «загнивающая», как многие привыкли слышать по телевизору. Во Франции люди намного толерантнее, чем у нас. Я думаю, что наше молодое поколение терпимо относится ко всем причудам общества, но старшее — нет. У них был другой жизненный опыт и им сложно подстроиться под реалии современного мира. А там разницы между поколениями не чувствуется. Родители, например, в первую очередь друзья. Но, если честно, иногда излишняя вежливость и толерантность во Франции меня подбешивали. Вот видишь на улице, что вроде даже какой-то конфликт намечается, а они все ходят вокруг да около, не могут прямо друг другу недовольство высказать. Я даже по нашим кемеровским гопникам заскучала в тот момент. Да и вообще, мы если смеемся, то смеемся, если плачем, то навзрыд. А там все дозировано у людей, по чуть-чуть. Да, у них другой менталитет, мы по-разному чувствуем этот мир, задаём себе разные вопросы, но это не значит, что они плохие. Французы классные, я их очень люблю, но это не мои люди. Трудно объяснить, но менталитет сильная штука. Особенно, когда ты долго живешь в другой стране, то начинаешь понимать это.

В то же время мне очень нравилось, что они могут выходить на улицу и устраивать свои мини-революции. Там люди поддерживают друг друга: если страдает какая-то часть населения, например, матери-одиночки. Они выйдут на улицу просить о чём-то и их начинает поддерживать вся страна. Тут даже вопрос не в политике, а в готовности высказать свое мнение и объединиться. У них это очень сильно развито.

Ко мне, как к русской, не было какого-то особенного негативного или позитивного отношения. Люди во Франции очень привыкли к мигрантам из разных стран, очень толерантно к ним относятся. Совершенно в любом месте можно встретить и расизм и национализм. Это зависит от конкретного человека. А общие настроения там очень хорошие, французы уважительно относятся ко всем. Ко мне хорошо относились и я к ним.

Одиночный женский автостоп

В основном я путешествую одна. Объясню почему. Как бы я не любила своих друзей, но в дороге всё иначе. У каждого человека свой темп жизни и мне нравится путешествовать одной, потому что так я полностью отдаюсь моменту. Только я контролирую и решаю, чем я буду заниматься на протяжении дня. Или, например, если я захотела в каком-то городе остаться на большее количество дней – я остаюсь. Или, наоборот, если хочу скорее уехать из какой-то местности, то уезжаю. А когда едешь с кем-то, то принимать решения становится намного сложнее. Я тоже, наверняка, для кого-то буду не лучшей компанией, поэтому и предпочитаю путешествовать одна.

Часто я слышу, что одиночный женский автостоп – это опасно. И, наверное, это правда. Но я фаталист и считаю, что если со мной что-то плохое должно случиться, то оно случится. Даже если я просто в своем родном городе в магазин за хлебом пойду. Да, конечно, у меня бывают дни, когда мне вдруг становится волнительно. В такой момент я просто стараюсь переждать, пересидеть где-то, если есть такая возможность. Я слушаю свою интуицию.

Изначально, когда я только начала путешествовать автостопом, цель была одна – добраться из одного места в другое, посмотреть мир, увидеть других людей, кто чем счастлив, как живет. В последствии эти цели претерпели существенные изменения. Сейчас я еду именно ради дороги. Когда ты меняешь по несколько, иногда даже десятков водителей в день, ты понимаешь, что всё очень быстротечно в этом мире. Всё меняется. Иногда думаешь, что если бы ты всегда была здесь, то с этим человеком, вероятнее всего, мы бы стали друзьями. Но этого никогда не произойдет. С одной стороны это грустно, а с другой понимаешь – вот она жизнь.

Именно автостопом я успела побывать во Франции, которую я всю вдоль и поперек изъездила, в Швейцарии, Бельгии. Из стран Азии: Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан и Таджикистан. Раньше я ездила за архитектурой, за городами, а в последнее время это отошло на второй план. Больше меня интересуют люди и дорога. Мне нравится сам процесс автостопа, нравится этот момент сближения с человеком, с которым ты делишь дорогу, — с водителем. Люди иначе раскрываются в таких ситуациях, потому что понимают, что ты просто попутчица и они, скорее всего, тебя больше никогда не увидят. Иногда разговоры заходят так далеко и глубоко, что я не уверена, что смогла бы говорить об этом со своими знакомыми или близкими. Ещё одна причина моей любви к автостопу: люди останавливаются на дорогах, чтобы сделать что-то хорошее для чужого человека. Безвозмездно. Именно в этой связи чаще всего водители, с которыми я езжу, — очень добрые люди. Мне по душе вот эта сама их интенция сделать что-то хорошее. Ну и плюс чаще всего это люди местные, которые знают дорогу и могут показать красивые места или даже подвезти куда нужно.

Ночлег себе в основном подыскиваю на сервисе CouchSurfing. Он для таких же путешественников, как и я. Чтобы не оставаться в хостелах или отелях, ты пишешь людям, которые зарегистрированы на этом сервисе, что приезжаешь в их город и спрашиваешь, могут ли они тебя принять на ночь. К тому же это отличная возможность увидеть культуру народа, их быт, как они общаются между собой, в семье. Иногда даже показывают город. Ты становишься членом семьи на один день. Сама в Кемерове через этот сервис многих путешественников принимаю.

Несмотря на то, что я путешествовала автостопом, пешком я проходила очень небольшие расстояния. Обычно тебя сразу подбирают и ты едешь. Конечно, бывают дни, когда просто самой хочется пройтись, подумать над чем-нибудь. Или места красивые, например. В последнюю свою поездку мне пришлось идти пешком два часа, потому что на дороге просто не было машин. Такая вот вынужденная мера.

О наборе путешественника и женских «радостях»

Обязательный набор, который я собираю в дорогу: первое и основное – я всегда забочусь о своём сне. На всякий случай, если вдруг у меня не получится остановиться по CouchSurfing, или же окажусь где-то на трассе в позднее время суток, я стараюсь обеспечить себя местом для ночлега. Хотя бы спальником. В последнюю свою поездку я брала палатку и ни разу не пожалела. Моей душе так спокойнее, если даже что-то случится, то мне будет где спать. Следующий обязательный предмет – швейцарский нож, подаренный папой. Обязательно беру с собой литра четыре воды, особенно после того, как побывала в узбекском городе Бухара. Там стояла жара 54℃ градуса, ощущение, будто тебе горячим феном дуют в лицо. Ещё всегда с собой беру спички, но в последнюю поездку они не пригодились. Также в сумке одежда, белье, умывальные принадлежности, обувь, телефон. Карту бумажную не покупаю, потому что она не пригождается, — водители обычно знают местность и помогают. Обязательно ещё кладу в свой рюкзак пачку гречки. Её приготовление не требует огня, просто залил водичкой и утром кашка будет готова. Иногда печеньки ещё покупаю.

Что же касается различных женских «радостей», то с этим сложно, конечно, в дороге. Лично я, когда еду, стараюсь выглядеть максимально непривлекательно в сексуальном плане, чтобы избежать каких-то неприятных ситуаций. Конечно, следить за собой нужно, это, по меньшей мере, уважительно к себе, к водителям. Следить за гигиеной – обязательно. Другой вопрос, что не всегда есть возможность после дня в дороге принять душ. Но всегда можно найти альтернативный способ — тут уже кто на что горазд. Обычно импровизировать приходится, когда останавливаешься в палатке в лесу. Что же касается маникюра и прочих женских штучек, то тут уже возможности, конечно, никакой. Приходится довольствоваться малым – своей естественной красотой. Хотя это уже очень много. В обычной жизни, конечно, у меня всё как у всех девочек.

Была я недавно в Таджикистане, в городе Худжанд, и там мне резко захотелось постричься и как-то за собой поухаживать. Я сходила в салон красоты. Это было максимально необычно для меня. Почувствовала себя женщиной, на какой-то момент вернулась в цивилизацию: сделала коррекцию бровей, покраску, волосы подстригла и на маникюр сходила. В дикой жизни тоже иногда хочется чего-то такого женского.

Об автостопе в Центральной Азии

Есть люди, которые этого боятся. Говорят, что всё это прикольно, но «не для меня». Но самом деле мы просто все боимся мира, других людей. Когда знакомые узнали, что я еду одна автостопом в Центральную Азию, испугались за меня. Потому что у всех в головах такой стереотип, что путешествие по Азии — в Таджикистан, Казахстан или Узбекистан – дикость. А вот в Европе хорошо, там цивилизация, там безопаснее. Но это не так на самом деле. Люди в своей базе все одинаковые: мы все хотим просто счастья. На плохих людей можно наткнуться повсюду: и в Кемерове, и в Париже, и в Стокгольме. Но хороших людей намного больше.

Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан и Таджикистан – я просто влюбилась в эти страны. Люди в них очень хорошие, очень уважительно к русским относятся. Была у меня ситуация, когда водитель в Таджикистане сказал, что он бы хотел меня, как русскую, отблагодарить. Говорит: «Всё, звоню жене, зарежем барана». А я не ем мясо, не вегетарианка, конечно, но стараюсь ограничить потребление животной пищи. Я бы не выдержала, если бы при мне барана резали. Уговорила этого не делать. В Азии это вообще какой-то культ – все считали себя просто обязанными меня закормить. Даже когда я совсем не хотела есть! И вот, под конец своего путешествия по Азии, я поняла, что я никогда больше не смогу смотреть на эту самсу. Там все пытались угостить меня именно своей, самой вкусной в мире самсой. Кстати, в странах Центральной Азии вегетарианцу придется очень тяжело, потому что там вообще не бывает блюда без мяса. Они даже говорят, что еда без мяса – не еда.

Я поняла, что люди в Азии сохраняют в себе добро, несмотря на то, что страны очень бедные. Здесь, в Кемерове, у меня не очень большая зарплата, но на эти деньги, которые я получаю, они могут жить три месяца. У них мизерные зарплаты. Но несмотря на это, люди помогали мне, давали свои деньги, кормили меня. От этого мне было безумно неловко, я пыталась им это объяснить. Даже когда я пыталась сама за себя заплатить, мне не давали. Это простая и потрясающая красота человеческих душ. В Европе, конечно, такого нет. Там люди намного сдержаннее в отношении к друг другу и к путешественникам. К финансам тоже очень трепетное отношение: твои деньги – это твои, а мои – это мои. В этом плане мы, русские, больше схожи с азиатскими странами. Да, в Европе может тоже встретиться такой человек, но это очень большая редкость.

Иногда в пути происходят странные и довольно интересные истории. Когда я была в Казахстане, на границе с Россией, меня подвозил мужчина, которого я попросила просто высадить меня там, где лес и нет людей. А у него были другие представления о безопасности, он считал, что где есть люди — там однозначно безопасней, чем в лесу где-то.  Поэтому высадил меня у придорожного кафе. Оно очень странно выглядело да ещё и там была свадьба. Я решила, что поставлю неподалеку палатку, прямо за зданием был небольшой пролесок. Я прихожу туда и понимаю, что там стоит цыганский табор. Просто у меня была уже ситуация, когда меня цыгане обокрали и из-за этого отношение было не очень положительное. Но я решила, что сейчас они кочевники и я кочевник, — мы должны друг друга понять.

В таборе были только женщины и дети. Одна из них, пожилая женщина, была очень хорошо ко мне настроена, сказала, что я могу поставить рядом свою палатку и даже поесть с ними. А была ещё девушка молодая, Даша, ей было 20 лет. Мы с ней стояли, разговаривали и она начала мне гадать, рассказывать про мою судьбу. Нагадала, что совсем скоро выйду замуж за человека, который меня безумно любить будет. А потом она смотрит на меня и говорит: «Слушай, сейчас скоро приедут наши братья и мужья. Они тебя вывезут куда-нибудь». Она на меня смотрела таким взглядом, что я так и не поняла, она угрожает или предупреждает. Что тут вообще происходит? Сказала ей, что я лучше отойду подальше и там поставлю палатку. На что она мне ответила: «Ну да, ты лучше отойди».

У меня тогда было очень странное ощущение, потому что думала, что если отойду далеко, то они на меня обидятся, вроде как не доверяю им. А если встану близко, то самой страшно. В итоге я поставила палатку метрах в 200 от них. А уснуть не смогла. Решила среди ночи собрать свою палатку и перейти на другую сторону дороги. Как только я стала переходить проезжую часть, по трассе проехала машина. Она притормозила и стала сдавать назад, доехала до меня и остановилась. Дверь открылась, и я увидела там двух парней очень странного вида. Стала судорожно думать, что им сказать, что сделать. В итоге говорю им: «Ас-салям алейкум». Они мне ответили: «Ва-алейкум ас-салам» и после этого уехали. Я была горда собой, что смогла выйти таким образом из ситуации, на их языке, с уважением к их культуре и религии. Конечно, потом полночи я не могла уснуть, просыпалась от каждого шороха в лесу. Открывала глаза и думала, что всё, конец, цыгане за мной приехали. Но они, конечно, так и не приехали.

View this post on Instagram

ВЕДЬ ВСЁ, ЧТО Я ХОТЕЛ, ЭТО ВИДЕТЬ СВЕТ. Дело в том, что меня очень пугали Казахстаном. Страшные рассказы про злых и меркантильных казахов, отсылки, блин, к истории, к религии… В общем, целая куча сомнительных доводов. Но так уж устроено моё нутро: я очень легко верю в хороше и почти никогда — в плохое. Мы воспринимаем всё через призму собственного сознания. А своё я стараюсь содержать в чистоте. Дак вот. Это пост огромной благодарности Казахстану. Слава Вселенной, на моём пути встречались лучшие представители человеческой расы. Начиная от продавщиц в магазине, заканчивая, конечно же, моими водителями. Это были люди, готовые сделать крюк в 100 км, чтобы высадить меня в более удачном месте. Те, кто давал деньги и кормили. Много кормили. Кто выходил вместе со мной, чтобы остановить попутку. Те, кто давал свои номера "в случае чего". Те, кто пишет мне до сих пор и спрашивает о моём путешествии. Те, кто делил со мной кров и кто стал мне товарищем, которого никогда не забуду. Путешествие по Казахстану в очередной раз показало мне красоту людей. Как часто говорили мне мои водители, нет плохой национальности, есть плохие люди. И это правда. Но и их не большинство (ИМХО). Я влюбилась в эту страну и в её народ. Хочу поблагодарить всех, кто помог мне добраться с Казахстана до Киргизии. Вот они, мои спасители: Мизербек, Вадим, Виктор, Жазек, Аскар, Диаз и Сергей, ещё один Сергей, Ержан, Ергали, Тельман и Максим и ещё четверо добряков, чьих имён я не могу припомнить. Отдельно пара слов о Ергали (мужчина на первом фото). Спасибо. Вы стали мне настоящим другом, в которого я верю и по которому уже скучаю. Всё. #автостоп #автостопказахстан

A post shared by Люда Губинская (@gubinskaya_l) on

У людей есть ещё очень сильный стереотип, что в мусульманской стране страшно, опасно. И вообще, они там все экстремисты. Но я поняла и осознала, что вот эти ребята, которым что-то в голову ударило и они начали массово людей убивать, не имеют никакого отношения к мусульманам. Люди этой религии очень открытые, меня даже пускали в мечети, всё показывали и рассказывали. У меня даже есть знакомые, которые тоже автостопом путешествовали и их приняли на ночь в мечети, дали им ночлег.

Что же касается затрат, то за свою последнюю поездку по Азии я потратила тысяч 10. Это четыре страны и 32 дня дороги. Не сказала бы, что я себя в чем-то ограничивала. В Казахстане даже платье себе купила. Еда в этих странах стоит чуть меньше, чем у нас, да и меня пытались постоянно кормить, поэтому этот пункт у меня был не затратный. Мне пришлось только раз потратиться на жильё — в Узбекистане. Там нельзя находиться без регистрации более трёх дней, иначе тебя выдворят из страны, выпишут штраф и ещё куча неприятностей.

Ещё неожиданно для себя в Худжанде (Таджикистан) я встретила родную душу. Вообще, я когда только пересекла границу между Узбекистаном и Таджикистаном, сразу заметила, что люди здесь были как-то веселее. У меня была такая радость внутри в тот день. С сосбой в дорогу меня тогда взял один мужчина, его звали Шер. Я заранее на CouchSurfing нашла себе место на ночь, приехала, начала подниматься по лестнице на нужный этаж. Навстречу мне спускался мужчина. Мы оба остановились, стояли и смотрели друг на друга. У меня тогда было такое ощущение внутри, что я сейчас расплачусь. Я не понимала, откуда это, потому что я никогда раньше этого человека не видела. Потом, конечно, мы много раз обсуждали с ним эту встречу. Мы оба понимали, что нашли действительно родную душу. Кстати, его тоже зовут Шер — такое совпадение. Что самое интересное, изначально я не планировала ехать в Таджикистан. Я хотела в Крым. Но судьба привела меня туда, где я нашла «‎своего» человека. Никогда бы не подумала.

О дальнобойщиках и случайных водителях

У меня было как-то путешествие, в которое я пересекла четыре страны в Азии, сменила около 50 машин за эту поездку и только трое водителей делали какие-то намёки и непристойные предложения. Но! Никто никогда не распускал руки.

В основном, конечно, подвозят местные. Бывает так, что мне с дальнобойщиком по пути и мы едем с ним очень долго, а если ещё человек хороший, то вообще можно не переживать. Кстати, у всех такой страх, что дальнобойщики – самые опасные люди в этом мире. Знакомые постоянно удивляются, как я это к ним сажусь. А по факту получается, что это наименее опасные люди, потому что: во-первых, фуры чаще всего принадлежат какой-то компании, во-вторых, они обычно едут караванами и везут груз в одну точку, в-третьих, у них есть графики и сроки прибытия в точку В.

А пассажиров дальнобойщики подбирают просто потому, что им самим скучно ехать. И это такой некий дорожный симбиоз получается. Обычно ещё и выходит так, что если водитель тебя подбирает, то он же тебе помогает с ночлегом и он же тебя кормит. У меня, кстати, во время путешествий автостопом появился действительно настоящий друг — дальнобойщик из Казахстана. Он меня долго вёз и очень помогал. До сих пор он меня опекает, какая-то отцовская забота. У него у самого трое детей. Очень интересный, начитанный человек, который учился на кинотехника. Его приглашали работать в Петербург, долгое время работал кинотехником в Казахстане. Просто пришлось сменить профессию, потому что пришёл технический прогресс. А сейчас человек не может жить без дороги. Это у всех дальнобойщиков так, на самом деле. Сейчас я смотрю на фуры, которые в город въезжают и у меня другое отношение к ним, нежели раньше. Я думаю, что они, может быть, едут уже несколько дней, вероятно, было много сложностей с таможенниками или дорожными бандитами. Да и не знают, где их ночь застанет.

Среди водителей очень много разных интересных персонажей встречаются. По большей части останавливаются люди совершенно простые. А вот бывает и такое, что останавливается какая-то звездная персона. Я как-то во Франции ехала автостопом и меня подобрал человек из технической группы очень популярной французской певицы Zaz. В России её тоже слушают.

Как-то раз я ехала с мужчиной, он меня спрашивает: «Так, у тебя все в порядке? Деньги есть? А казахские тенге?». Я сказала, что пока нет, но планирую пойти и поменять деньги на местные. А он мне даёт 12 тысяч тенге и тогда я не понимала, что это за сумма. А это, на минуточку, две тысячи рублей. Помню начало того путешествия: из Кемерова доехала до Омска – потратила на это 86 рублей. На второй день получилось так, что заработала две тысячи рублей. При этом уже была в другой стране.

Другой раз, кстати, тоже казахи, которые не могли меня подвезти дальше, купили мне билет на ночной автобус из Шымкента в Алматы. Это был просто подарок судьбы, потому что так я не ночевала на улице и не теряла времени, потому что ехала всю ночь.

Ко мне максимально уважительно относились в Азии, заботились обо мне. Теперь, когда я вижу у нас, в Кемерове, ребят из того же Таджикистана или Узбекистана, которые приезжают на заработки, хочу им помочь. Потому что мне они в свое стране очень сильно помогали. К тому же я понимаю, каково это, когда ты «понаехавший». Эти ребята действительно нуждаются в заработке, как их можно осуждать за это? Как можно винить человека в том, что он просто хочет быть счастливее, хочет обеспечить свою семью? Лично я им очень благодарна за помощь. Мне в голову даже пришла идея создать некую организацию или клуб в поддержку рабочих мигрантов. Просто я увидела, насколько у них бедные страны… При ценнике на еду и жильё примерно таком же, как у нас, зарплата у них в среднем шесть тысяч рублей. У них ещё и огромные семьи.

Объездив совершенно разные по духу, темпераменту и финансовому благополучию страны, я всё равно вернулась в Россию, в Кемерово. За время всех путешествий я поняла, что чувствую мир как русская. И мне эта реальность, со всеми её плюсами и минусами, ближе. Издалека всегда кажется, что у соседа в саду трава зеленее, но это ведь не всегда так. Мне моя «не зелёная» трава милее.

Сейчас я живу в Кемерове, в этом году наконец-то доучилась в университете и получила диплом. В скором времени планирую переезд в другой город. Меня пригласили на работу переводчицей французского языка на самолетостроительный завод, который находится в городе Ржев. Но работа вахтовая, это как раз подходит под мой образ жизни. Я рада, что смогу быть и там и в своём любимом городе.

Текст: Гульнара Ишмурзина.
Фото: instagram.com/gubinskaya_l.

Комментарии

Рекомендуем